Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Гроссер: "Я всегда мечтал о единой Европе!"


Мир

Гроссер: "Я всегда мечтал о единой Европе!"

“Я всегда мечтал о единой Европе!” Эта фраза может быть лейтмотивом жизни и творчества Альфреда Гроссера – французского историка и социолога немецкого происхождения. Гроссер – выдающийся деятель в области образования и культуры Франции, руководитель академических программ Парижского института политических наук, Высшей коммерческой школы Франции и других учебных заведений. Сегодня Альфред Гроссер говорит с ЕвроНьюс о кризисе и о Европе.

ЕвроНьюс: Европа похоже, идет ко дну. Вы приготовили спасательную шлюпку?

Гроссер: Лично у меня такой нет. Но, возможность сценария-катастрофы не исключена. То, что происходит (с Грецией) может иметь последствия. Болезнь склонна распространяться. Бюджетный дефицит в большинстве стран ЕС очень высокий. Какие-то государства не могут бороться с этим без замедления темпов роста экономики. Иным он необходим, чтобы сократить дефицит. Это порочный круг. Позитивная модель такова. Европейцы должны осознать: существование единой валюты без хотябы минимального общеевропейского надзора за бюджетной сферой и налогами невозможно.

ЕвроНьюс: Аналитики считают, что это только начало кризиса. Есть ли у него политическая составляющая?

Гроссер: Во-первых, аналитики не всегда бывают правы, возможно, и на этот раз они ошибаются. Никто, например, не предсказывал кризис в Греции и никто не говорил, что это будет так серьезно. Поэтому, раз аналитики ошиблись не предположив такого сценария, значит они могут ошибаться, говоря, что будет еще хуже. Эксперты утверждают, что оперируют научными методами, но это не так. Я думаю, что одна из политических причин этого кризиса кроется в том, что в Европейском Союзе отсутствует координация. В ЕС нет централизованных механизмов управления экономикой и бюджетными вопросами. В 1954-ом я выступал против создания Европейского оборонительного сообщества. И вот одна из причин: о какой единой армии может идти речь, если нет общего политического руководства для осуществления командования такой армией. Когда появился евро, я с этим был согласен, я был “за” евро. Но при этом я задавался вопросом, какая единая валюта может существовать без центральной власти, которая должна проводить общую бюджетную и налоговую политику.

ЕвроНьюс: Европа, если мы говорим о ней как о политическом проекте, уходит в тень? Политическая мощь объединенной Европы остается утопией, мечтой?

Гроссер: Это не утопия! Это необходимость! Проблема в том, что, кажется, эту необходимость никто не осознает, и это плохо. А начиналось все с того, что Франция в 1953 году сказала “нет” политически организованной Европе. В этом была и причина несостоявшегося Европейского оборонительного сообщества. И до сих пор во Франции существует негативная позиция, выраженная в свое время фразой бывшего премьера Жоржа Помпиду. Он сказал: “Франция должна играть европейскую роль.” Он не сказал “Франция должна играть свою роль в Европе”. И это французское высокомерие и надменность – одна из причин нынешнего кризиса.

ЕвроНьюс: Что угрожает Европе, как политическому сообществу?

Гроссер: Не вижу никаких угроз кроме национального тщеславия, которое нужно преодолевать.

ЕвроНьюс: Где куется европейская политика? В Брюсселе, или в Париже и Берлине?

Гроссер: Нет. Париж и Берлин стараются говорить в один голос, чтобы оказать давление на Европу. После принятия Лиссабонского соглашения сложно сказать, где же в Европе находится власть, потому что, например, никто не знает где и кто должен определять европейскую внешнюю политику. Должен ли это делать президент Еврокомиссии, или новый министр, которая является вице-президентом? Президент ЕС? Они друг другу наступают на пятки. И при этом никто не знает какой должна быть общая европейская политика.

ЕвроНьюс: Лиссабонский договор – надежный “проводник” в европейское будущее?

Гроссер: Я бы сказал это был хороший шаг. Возможно, такие события как кризис, заставят правительства, в том числе даже Франции и Германии, признать: нам нужна более интегрированная Европа с более централизованной властью.

ЕвроНьюс: Что Вы думаете относительно европейских институтов?

Гроссер: Европарламент работает хорошо. Проведено много полезных инициатив. Все больше становится ответственности. К сожалению, мало кто в курсе того, что парламент избирается демократическим путем. Кстати, в Германии об этом знают больше, чем во Франции. Еврокомиссия со вступлением в ЕС новых членов стала работать лучше. Увы, старая система дает о себе знать: каждое национальное правительство назначает своего комиссара. А надо, чтобы их избирал президент комиссии, исходя из профессиональных навыков, а не национальной принадлежности.

ЕвроНьюс: Что Вы можете сказать о должности президента ЕС? Достаточно ли у него власти?

Гроссер: Нет, недостаточно! Но он справляется со своими обязанностями. Труднее министру ЕС по внешней политике, поскольку ей приходится осваивать свою работу. Ей необходимо вникать в детали тех вопросов, которые предстоит решать. У нее огромный штат с миссиями повсюду. Есть споры относительно того, кто должен представлять ЕС на международном уровне: президент Еврокомиссии, президент ЕС или министр по внешней политике? В этом плане есть какая-то неясность. Но я полагаю, что президент ЕС доволен тем, что больше он не является премьер-министром Бельгии, поскольку эта работа будет посложнее, чем делать что-либо на европейском уровне. Но он работает хорошо: спокойно и эффективно.

ЕвроНьюс: Должна ли Европа расширяться или может стать меньше?

Гроссер: Ни в коем случае меньше. Да и никто не желает покидать Европейский Союз. Но так было с самого начала. Евросоюз критикуют, но при этом все хотят к нему присоединиться. Да, существует множество сложных вопросов. Но, например, Турция для меня таковым не является. Предложите Турции: “Делайте как Швейцария! Возьмите все лучшее, но при этом не интегрируйтесь. Перенимайте все лучшее, что есть в экономике, но не берите политическую ответственность, потому что в противном случае нам будет грозить война, с Ираком, Ираном и так далее… Турецкие военные проводят операции в Курдистане, в Иракском Кудистане. Есть те, кто не желает, чтобы курды обрели независисмость, поскольку есть опасение, что турецкие курды последуют этому примеру.

ЕвроНьюс: Вы всегда защищаете Европу. Какое напутствие Вы можете дать молодым людям?

Гроссер: Во-первых я никогда не защищал Европу. Я всегда хотел единой Европы. Я делал все от меня зависящее для Европы. Мы должны продемонстрировать молодежи то, что мы уже имеем. Если бы мы рассказали Роберу Шуману в 1950 году о том, что у нас есть, он бы за нас порадовался. Это самое меньшее на что мы могли надеятся, но большее, чем ожидали.

Жан-Кристоф Ба: диалог цивилизаций - другая сторона вопроса о национальной идентичности

Мир

Жан-Кристоф Ба: диалог цивилизаций - другая сторона вопроса о национальной идентичности