Срочная новость

Срочная новость

Лариджани: "Закон запрещает насилие, но за демонстрации не казнят"

Сейчас воспроизводится:

Лариджани: "Закон запрещает насилие, но за демонстрации не казнят"

Размер текста Aa Aa

Мохаммад-Джавад Лариджани – один из членов влиятельного в Иране семейства, давшего стране видных политических деятелей. Бывший депутат меджлиса, бывший заместитель министра иностранных дел, сегодня Мохаммад-Джавад Лариджани является ведущим идеологом аятоллы Хаменеи и возглавляет Комиссию по правам человека судебной системы Ирана. На днях он прилетел в Женеву, чтобы выступить перед Советом ООН по правам человека и заявить о приверженности Тегерана демократическим ценностям. С Лариджани встретился наш корреспондент Мохаммед Абдель-Азим.

Euronews: Многие на Западе считают, что аресты и казни лидеров оппозиции идут вразрез с демократическими нормами…

Лариджани: Ну, никого еще не повесили из-за участия в демонстрациях оппозиции. Закон запрещает насилие. Так что, повторю, никого не вешают из-за участия в демонстрациях. Люди оказываются в тюрьме из-за того, что призывали к насилию.

Euronews: Но вы считаете таких людей манифестантами или “Mouhareb”: теми, кто “ведёт войну против Бога”?

Лариджани: “Mouhareb” – имеет другое значение, этот термин не относится к политическим протестам. “Mouhareb” – это человек, который поддерживает терроризм и ведет подрывную деятельность по свержению правительства.

Euronews: Вы считаете, что участники акций протеста ведут подрывную деятельность по свержению правительства?

Лариджани: Ммм, нет-нет. Это просто участники акций протеста.

Euronews: А в случае с Мусави и Кяруби?

Лариджани: Речь не только о них. Люди, которые выходят на улицы и протестуют против действий политиков или по другим вопросам, с какой стати называть их “Mouhareb”? “Mouhareb” – это человек, который активно поддерживает насилие, причем направленное против государства. Это существенное различие.

Euronews: Но защита прав человека означает отказ от казней. В Иране, по нашим данным, несколько недель назад были приведены в исполнение два смертных приговора. Какова официальная позиция по этим двум казням?

Лариджани: Прежде всего, эти две казни не имели никакого отношения к недавним демонстрациям. Эти двое попали в тюрьму за семь месяцев до президентских выборов. Им вменялся в вину подрыв мечети в городе Шераз, в результате чего погибли 20 человек.

Euronews: Семьи этих двоих, а также представители оппозиции говорят, что заключённые в иранских тюрьмах подвергаются пыткам…

Лариджани: Я не могу утверждать, что в Иране нет никаких проблем, – как и в любом другом государстве мира. Но могу со всей ответственностю заявить, что пытки запрещены нашей Конституцией. Они противоречат нормам ислама и проводимой правительством политике.

Euronews: Весь мир обошли кадры гибели Неды Ага-Солтан в ходе июньских манифестаций протеста в Тегеране. Как вы объясните случившееся?

Лариджани: Неда Ага-Солтан… Да, то, что случилось – трагично. Это преступление, всю тяжесть которого мы ещё не измерили. По имеющейся у нас информации, человек, виновный в преступлении, бежал в одну из европейских стран, при полной поддержке названной страны. Мы обратились к этому государству с просьбой об экстрадиции, но нам отказали.

Euronews: Видеозапись гибели Неды шокировала миллионы людей на Западе…

Лариджани: Она шокировала миллионы и в самом Иране. Кто стоит за этим преступлением? Вот главный вопрос. Как они подготовились к нему, как смогли отснять случившееся, как… Вы знаете, что человек, совершивший это, прилетел накануне ночью в Тегеран и на следующий день вылетел в столицу одного из европейских государств с полной видеозаписью гибели девушки? Я думаю, что это ключевая фигура, которая владеет всей информацией о преступлении. И к нему причастна Великобритания. Она несет ответственность за случившееся. Они должны как следует допросить этого человека…

Euronews: Но другие обвиняют в случившемся…

Лариджани: У этого человека ответы на все вопросы.

Euronews: Понятно. В западных странах до сих пор говорят о смерти Неды и обвиняют иранский режим в арестах членов оппозиции. Всё это воспринимается как нарушения прав человека.

Лариджани: Я думаю, что названные вами случаи нельзя считать нарушением прав человека, если эти люди поддерживают насилие. Таких людей следует преследовать в рамках закона. Выражать протест разрешено законом, но прибегать к насилию – запрещено.

Euronews: Запад не относит Иран к числу демократических государств…

Лариджани: На мой взгляд, Запад отличается эгоцентризмом и двойными стандартами в суждениях. С одной стороны, страны Запада обвиняют нас, но в то же самое время их лидеры пьют кофе в компании диктаторов и обеспечивают их вооружением… Давайте составим список стран, которые пользуются полной поддержкой Запада!

Euronews: Но эти страны…

Лариджани: Какие из них можно назвать демократическими?

Euronews: Но у Запада есть свои списки: в них значатся Мусави, Кярруби, другие люди, оказавшиеся в тюрьме, как например, бывший министр промышленности или замминистра иностранных дел…

Лариджани: Начнем с того, что Мусави и Кярруби никто в тюрьму не сажал…

Euronews: Их нет, но…

Лариджани: Очевидно, что прошедшие в Иране выборы были удивительными, уникальными, можно сказать. С той точки зрения, что они были самыми открытыми, взять хотя бы дебаты или явку избирателей. И в последние минуты последнего дня голосования Мусави нарушил правила демократического состязания. Он единолично объявил себя победителем и призвал своих сторонников выйти на улицы.

Euronews: Раздаются голоса внутри страны и зарубежом, я имею в виду Организацию моджахедов иранского народа, которые утверждают, что подврегаются репрессиям в Иране, что их сажают в тюрьму, подвергают арестам… Всё это создает впечатление об иранском режиме как о, скажем так, “недемократическом”.

Лариджани: Моджахеды иранского народа, напомню, внесены в список террористических организаций в США, Канаде и других странах. От их рук погибли, по меньшей мере, 5 тысяч иранцев. Они были хладнокровно убиты.

Euronews: Однако их обвинения схожи с теми, которые звучат в устах Шерин Эбади, лауреата Нобелевской премии мира. Она недавно призвала Запад помочь установить демократию в Иране…

Лариджани: Боюсь, что голос Ширин Эбади в гораздо больше степени является голосом американского Белого дома, нежели голосом простой иранской женщины. Для этого она должна стать частью иранских женщин, вернуться жить в страну. Пока же она остается голосом Вашингтона, а не голосом иранского народа.

Euronews: С другой стороны, оппозиция утверждает, что иранское правительство пытается закрыть доступ в интернет, подвергает цензуре радио, запрещает вещание иностранным телекомпаниям, и это также представляет собой нарушение прав человека…

Лариджани: Ну, я думаю, когда того требуют обстоятельства и когда наши спецслужбы предупреждают нас об угрозе теракта, они делают всё, что нужно в подобных случаях. И так, замечу, происходит во всём мире.