Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Фраттини: "Кризис в Греции - тест для еврозоны"


Мир

Фраттини: "Кризис в Греции - тест для еврозоны"

Быстро, слажено и, в конечном итоге, более эффективно реагировать кризисы (подобные тому, что сегодня сотрясает Грецию) предлагает странам Европы Франко Фраттини. Бывший еврокомиссар по вопросам юстиции, а ныне – министр иностранных дел Италии считает, что соседи по зоне евро должны оказать Афинам помощь. Еще одной проблемой ЕС он считает иммиграционную политику и совместную охрану союзных границ. Обо всем этом Франко Фраттини побеседовал в Париже с корреспондетом euronews.

Euronews:

Господин министр, по поводу плана ЕС по спасению греческой экономики Вы заявили следующее: “это станет проверкой на прочность для европейской системы в целом”. На данный момент Брюссель ограничился декларацией о намерениях. Почему – из-за отсутствия единства в европейской семье или из-за сомнений в реальном состоянии экономики Греции?

Фраттини:

Главы государств и правительств пообещали помощь, однако после этого мы не сумели конкретизировать, в чем именно должны состоять меры поддержки. Мы также знаем, что Европейская комиссия потребовала от Греции объяснений в связи с появившейся в международной прессе информацией о том, что Греция якобы нуждается в финансовой помощи для того, чтобы замаскировать реальное положение дел.

Мы уверены, премьер-министр Папандреу всегда действовал и действует правильно, но думаю, мы могли бы сделать больше. Однако существуют опеределенные критерии для принятия подобных решений, а поскольку консенсуса нет, то и решения не принимаются.

Поэтому я настаиваю: чтобы доверие к странам зоны евро сохраналось, мы должны иметь возможность вмешиваться, когда один из членов еврозоны переживает трудной период.

Euronews:

Италия, Испания, Мальта и Греция принимают на себя наплыв тысяч иммигрантов, бегущих из своих родных стран. Как итальянское правительство намерено в долгосрочной перспективе контролировать такое явление, как нелегальная иммиграция?

Фраттини:

Это проблема общеевропейская, а не сугубо итальянская, греческая или мальтийская. Эти нелегальные иммигранты добираются до Сицилии, видят, что внутренние границы изчезли, и быстро переезжают в Австрию, Германию или Нидерланды. То есть, это дело касается всех.

Мы призвали усилить Европейское агентство по охране границ FRONTEX, чтобы в патрулировании Средиземного моря принимали участие больше стран, а не только те, кого это касается напрямую. Мы призываем унифицировать во всех 27 государствах Евросоюза правила предоставления статуса беженца и критерии отказа.

Италия со своей стороны сделала очень много, чтобы остановить волну нелегальной иммиграции. Мы заключили соглашение с Ливией, которое позволило за год на 90% сократить число нелегалов, прибывающих на сицилийские берега, но этого недостаточно… Защищая Сицилию, мы защищаем всю Европу.

Euronews:

Учитывая опыт европейского комиссара по вопросам юстиции, как Вы оцениваете потенциал нового состава Еврокомиссии Баррозо и чего ждут от этой комиссии в Италии?

Фраттини:

Думаю, в новую комиссию Баррозо собрана хорошая команда, с которой пройдет второй срок правления Баррозо. Разумеется, наши ожидания, в первую очередь, направлены на сферу иммиграции. Иммограционная политика – это первое, но не будем забывать об энергетической безопасности и о внутренних рынках. Мы стремимся к тому, чтобы Европа усиливала свое влияние на международной арене.

Перед Кэтрин Эштон, верховным представителем ЕС по внешней политике, стоят масштабные задачи. Быть преемником и Хавьера Соланы, и комиссара по внешним связям означает играть одновременно две критически важные роли. Я ее знаю как человека компетентного и хорошо подготовленного. Но, разумеется, сейчас мы хотели бы увидеть результаты.

Euronews:

Господин министр, Иран отстранился от переговоров об обогащении иранского урана. В ответ на критику со стороны Запада прошли манифестации у посольств европейских стран, включая Италию. По-вашему, диалог в настоящее время невозможен?

Фраттини:

Полагаю, сейчас мяч на стороне Ирана, а не на нашей. Мы сделали подачу, наше предложение совершенно ясно: Иран может обогащать свой уран для гражданских нужд, для работы электростанций, но он должен делать это за пределами иранской территории и при полной прозрачности.

Иран рискует потерять шанс на переговоры. Единственный эффективный способ – использовать международные санкции как средство давления. Не для того, чтобы воевать с Ираном, а чтобы не допустить войны с Ираном.

Euronews:

Вы считаете, что члены Совета безопасности ООН могут договориться?

Фраттини:

Если в Китае понимают, что атомная бомба в руках Тегерана представляет опасность, в том числе и для самого Китая, тогда Китай со своим тысячелетним прагматизмом может, конечно, воздержаться или даже не поддержать санкции. Но с какой стати ему поощрять иранскую гонку
ядерных вооружений?

Euronews:

Уже несколько дней на юге Афганистана идет масштабная военная операция против талибов. Возможно ли силой добиться стабилизации в этой стране или же нужно начинать политический диалог с талибами как предлагает президент Карзай?

Фраттини:

Несколько недель назад в Лондоне мы решили, что стратегия (в Афганистане) должна быть политической. Мы должны передать контроль над страной в руки афганского правительства, мы не хотим оставаться там как оккупационные силы.

Безопасность необходима, чтобы дать возможность правительству Афганистана реализовать свою программу, а не для того, чтобы воевать с талибами.

Есть группы в движении Талибан, которые не могут быть включены в политический процесс. Те, кто связан с терроризмом, боевики Аль-Каиды, которые живут насилием. Но есть те, кто присоединились к талибам, потому что, например, потеряли работу, потому что были в отчаянии. Они не хотят быть террористами. Вот этих людей мы должны отыскать и вернуть в мирную жизнь.

Euronews:

И последний такой вопрос. Италию в мировых СМИ часто критикуют и даже смеются над ней. Как шеф итальянской дипломатии как Вы объясните это явление?

Фраттини:

Я часто замечаю, что образ Италии и сама Италия – совсем не одно и то же. И я спрашиваю себя: можеть быть, людям не хватает знаний об Италии? Наверное… Или, быть может, это искажение вызвано своего рода духом конкуренции, который выражается в желании принижать другую страну? И, кроме того, сами итальянцы часто плохо отзываются о своей родине за границей. Это наша слабость, с которой надо бороться.