Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Хавьер Солана подводит итоги 10 лет работы на посту верховного представителя ЕС по общей внешней политике и безопасности


Мир

Хавьер Солана подводит итоги 10 лет работы на посту верховного представителя ЕС по общей внешней политике и безопасности

Более 10 лет Хавьер Солана был главой дипломатии Евросоюза. На этот пост бывший генсек НАТО вступил в 1999 году – через несколько дней после окончания войны в Косове. Одним из его главных приоритетов было расширение роли ЕС в разрешении ближневосточного конфликта.

Вскоре Солана покинет свой кабинет и передаст дела британке Кэтрин Эштон, недавно назначенной на должность верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности. euronews: “Хавьер Солана, уходящий верховный представитель ЕС по общей внешней политике и политике безопасности, добро пожаловать на euronews. Что вы думаете о последних назначениях на высшие посты в Евросоюзе? Как вы считаете, усилит ли это роль ЕС на мировой арене?” Хавьер Солана: “Я знаю их обоих – и президента, и верховного представителя. Если говорить о верховном представителе – Кэтрин Эштон, то я ее хорошо знаю уже несколько лет. В последнее время я видел ее работу здесь, в Брюсселе, где у нее был очень важный портфель в Еврокомиссии – комиссара по торговле. Несмоненно, сегодня экономическая составляющая внешней политики – торговля, очень важна. Конечно, другие части внешней политики, такие как управление кризисом также будут в центре работы, но это то, что можно изучить, как и другие направления”. euronews: “Одной из наиболее важных проблем для ЕС является Ближний Восток, ситуация там по-прежнему очень сложная”. Хавьер Солана: “Мы не смогли продвинуться, даже в тот момент, когда условия для изменений были подготовлены, потому что израильское правительство не остановило строительство в поселениях. И таким образом была создана контрпродуктивная динамика”. euronews: “То есть, по-вашему, Израиль должен сделать первый шаг?” Хавьер Солана: “Вчера вечером я читал выдержки из выступлений президента Клинтона, анализирующих переговоры в Кэмп-Дэвиде, и мне особенно запомнилась одна мысль: “Сильный должен сделать самый трудный шаг”. Потому что он силен, потому что у него уже есть страна. А другой – слаб, потому что у него еще нет страны”. euronews: “И какой шаг должны сделать израильтяне?” Хавьер Солана: “Я думаю, что они должны сделать этот шаг, и надеюсь, что они его сделают, чтобы создать условия для восстановления доверия, остановив рост поселений”. euronews: “Считаете ли вы, что правительство Нетаньяху сможет это сделать?” Хавьер Солана: “Я не потерял надежду на то, что это будет возможным. Сейчас мы должны быть очень цепкими, очень упорными, и в то же время мы должны содействовать нашим палестинским друзьям, чтобы их правительство продолжало действовать. Это очень важно. И для этого премьер-министр Палестинской автономии господин Файяд делает очень хорошую работу”. euronews: “Вы сыграли важную роль в качестве посредника на переговорах по иранской ядерной проблеме. Что будет дальше?” Хавьер Солана: “Мы должны сохранить фундаментальную цель и получить гарантии того, что иранская ядерная программа будет мирной программой. Так как возможность увеличения рисков, увеличения распространения в этом регионе обернется драмой”. euronews: “Вы считаете, что иранцы могут добровольно прекратить свое ядерное строительство? Ведь эта проблема – это проблема воли, и если они не хотят… А направленный ими сигнал свидетельствует об этом”. Хавьер Солана: “Мы должны по-настоящему восстановить чувство доверия. Поэтому позиция президента Обамы, то, что он пишет, то, что он выступил с заявлением на Новый Год, иранский Новый Год, это было очень важно. Тот факт, что в переговорах полноценно участвовали США вместе со мной, я думаю, что это важно, и мы должны это отметить”. euronews: “Но реакцией иранцев на эту открытость администрации Обамы была радикализация их позиции”. Хавьер Солана: “Уровень недоверия по-прежнему очень глубокий. А внешняя политика должна основываться на доверии. Периодическое доверие неконструктивно, оно конструктивно при наличии больших усилий и упорства”. euronews: “Могли бы вы в нескольких словах охарактеризовать Ясира Арафата?” Хавьер Солана: “У меня с Ясиром Арафатом были очень глубокие отношения. Я думаю, что он доверял мне, и я думаю, то, что он делал, было хорошо. Я думаю, мне это помогало. Я регулярно с ним разговаривал, я часто к нему приезжал – даже тогда, когда он находился под арестом в “Мукате”. euronews: “А Ариэля Шарона?” Хавьер Солана: “С Ариэлем Шароном у меня поначалу были очень плохие отношения, но это, опять-таки, вопрос недоверия. Он не доверял мне. Он думал, что, будучи европейцем, я не мог быть другом Израиля, но он изменил свое мнение. Я помню, в последний раз я видел его после инсульта, у нас был долгий разговор. И в некотором смысле, если говорить о таком человеке, как Шарон, он извинился передо мной, тет-а-тет, за ту ошибку, которую он сделал, когда отнесся ко мне с недоверием с самого начала”. euronews: “Сравнивая опыт Кэтрин Эштон с тем, который был у вас, когда вступали в эту должность, можно увидеть большую разницу, не так ли?” Хавьер Солана: “Может быть разлница в опыте и есть, но это не значит, что способность делать работу, зависит только от вашего предыдущего опыта”. euronews: “И последнее – Хамид Карзай и ситуация в Афганистане”. Хавьер Солана: “Я наблюдал за его эволюцией с тех пор, когда он был избран. И у меня вызвал определенную грусть тот факт, что он был не в состоянии полностью порвать с коррупцией, которая есть в правительстве, и с некоторыми боевыми командирами трагического периода истории Афганистана”. euronews: “Как вы думаете, война в Афганистане – это война, которую должны вести европейские страны?” Хавьер Солана: “Я думаю, да, на данный момент – да, я думаю, мы должны быть там, но мы должны посмотреть, насколько на самом деле народ и правительство хотят, чтобы мы были там. И индикатором этого будут их действия, их стремление к сотрудничеству, настоящему сотрудничеству с нами. Мы не хотим захватить эту страну, это их страна. Если же они хотят идти в направлении, совершенно противоположном направлению, в котором хотим идти мы в оказании помощи, то будет очень сложно получить поддержку общественного мнения в наших странах, в том числе – в США”.