Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Одинга: "Мы должны прервать зависимость от гуманитарной помощи"


Мир

Одинга: "Мы должны прервать зависимость от гуманитарной помощи"

Премьер-министр Кении Раила Амолла Одинга были лидером оппозиции, когда в декабре 2007 года пошел на президентские выборы. Результаты оказались спорными: избирательная комиссия объявила победителем действующего президента Мваи Кибаки, а сторонники Одинги называли итоги выборов фальсификацией. Конфликт вылился на улицы, в столкновениях погибли 1,5 тысяч человек.

В итоге Кибаки и Одинга договорились о разделе власти, Одинга стал премьер-министром. Что происходит в Африке, зачем Кения взяла на себя роль посредника в урегулировании конфликтов в соседних Судане и Сомали. Об этом Раила Одинга побеседовал с корреспондентом euronews во время встречи в Париже. ЕвроНьюс: Господин премьер-министр, добро пожаловать на ЕвроНьюс! Влияет ли ситуация в Судане на Кению? Одинга: Пока в южном Судане шла война, Кения приняла у себя очень много беженцев. Всеобъемлющий мирный договор, который положил конец войне на юге, был подписан в Найроби. Кения хотела бы видеть, что мирное соглашение по Судану соблюдается и уважается всеми сторонами! ЕвроНьюс: Сомали – одна конфликтных стран, которая граничит с Кенией… Одинга: Сомали – наш восточный сосед. К сожалению, в течение последних почти 20 лет стабильности там нет. Там никогда не было стабильного правительства. Можно сказать, что Сомали -характерный пример несостоявшегося государства. Пиратство – главное последствие политической нестабильности в Сомали. Мы не можем прекратить это на море. В конечном итоге справиться с этим можно только на земле. Кения больше других страдает от деятельности пиратов в Индийском океане. Наши затраты на ведение бизнеса выросли. Страховые компании теперь повышают страховые премии на товары, которые идут из Кении. ЕвроНьюс: Зимбабве, находящаяся южнее Кении на африканском континенте, попыталась совершить тот же маневр. что и Кения. После жестоких столкновений по результатам выборов, президент Роберт Мугабе и лидер оппозиции Морган Цвангираи решили разделить власть. Но в Зимбабве договариваться оказалось гораздо сложнее, чем в Кении… Что Вы думаете о Роберте Мугабе? Одинга: Я всегда говорил, и не вижу причин менять свое мнение, что Роберт Мугабе сам по себе часть проблемы. Он не может решить проблему Зимбабве, потому что он является основным ее источником. Мугабе не хочет играть по правилам демократии. Он знает, что програл выборы, но отказывается честно подчиниться вердикту народа Зимбабве и стремится всеми силами остаться у власти. Пришло время международному сообществу громко и единогласно сказать мистеру Мугабе: “Все хватит! Пора уходить!” ЕвроНьюс: Может ли Африканский союз ускорить этот процесс? Одинга: К сожалению, Африканский союз, похоже, бессилен в этой сфере. Потому что многие его члены обременены теми же проблемами – теми же, что и у мистера Мугабе. Кое-то из них пришел к власти с помощью процессов, которые были не слишком прозрачными. Думаю, что африканским лидерам нужно выступать единым фронтом по этому вопросу. Африка переживает трансформацию, превращаясь из однопартийной в многопартийную демократию. Полной демократии мы еще не достигли. ЕвроНьюс: Кению поразила страшная засуха. Раскажите, пожалуйста, о происходящем. Одинга: Сейчас это коснулось почти 10 миллионов человек. Деревни, которые живут выращиванием крупного рогатого скота, сильно пострадали, так как животные вымирают. Мы потеряли около 200 тысяч голов. Кения, как и многие африканские страны, живет под угрозой двух катастроф – засухи и наводнения. Изменения климата сказываются на Африке очень тяжело. ЕвроНьюс: Задача предстоящего климатического саммита в Копенгагене – попытаться решить проблемы окружающей среды на международном уровне. Чего хочет Африка – какие предложения она подготовила? Одинга: Африка в основном – жертва. Но мы не собираемся в Копенгагене искать виноватого, выяснять, кто преступник, кто жертва. Мы хотим получить поддержку наших программ по адоптации к новым условиям. Кроме того, мы хотим понять, как сделать энергетику экологически чистой, потому что Африка хочет развивать эту сферу, как и другие страны. ЕвроНьюс: Сейчас идут жаркие дебаты об эффективности гуманитарной помощи. Некоторые экономисты говорят, что помощь убивает индивидуализм и коллективную инициативу и тем самым убивает и само развитие экономики. Что Вы об этом думаете? Одинга: Да, в течение многих лет после обретения независимости мы видели, как Африка букавально тонет в деньгах, однако результаты совершенно не были заметны. Мы считаем, что помощь приводит к отсталости, потому что большая часть этих денег направляется не по адресу, а иной раз деньги возвращаются дарителю. То есть, мы говорим: мы должны прервать зависимость от этой помощи. Мы хотим развивать партнерство, мы хотим больше инвестиций. Мы хотим, чтобы рынки были открыты для нас, чтобы мы получили возможность торговать, в том числе, и покупать. Мы предпочитаем обмен простому патронату. ЕвроНьюс: И последнее. Сын кенийца встал во главе Белого дома. Что Ваша страна думает об этом? Одинга: Это здорово, что потомок кенийца стал первым афро-америкаснким президентом Соединенных штатов Америки. Кенийцы праздновали это событие и даже объявили национальный праздник, когда появились результаты голосования. Но дело не только в его кенийском происхождении. Жители Кении на самом деле солидарны с Бараком Обамой из-за его политических убеждений. Он вышел и сказал: “Я протягиваю руку дружбы, я не хочу бить первым! Давайте поговорим, потому что вместе мы можем построить мир!”