Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Вольфганг Тирзе. Падение Берлинской стены: "мы требовали свободы и уже потом единства"


Мир

Вольфганг Тирзе. Падение Берлинской стены: "мы требовали свободы и уже потом единства"

На вопросы журналиста ЕвроНьюс Михаэля Райхмана отвечает вице-президент бундестага Вольфганг Тирзе.

ЕвроНьюс: 9 ноября важный день для немцев и для Германии. В результате Ноябрьской революции 1918 года в Германии была установлена буржуазно-демократическая республика, известная как Веймарская. 9 ноября 1989 года пал “железный занавес”. Берлинская стена была разрушена, Германия стала единой. Вольфганг Тирзе – ныне вице-президент бундестага был свидетелем этих событий. Что Вы делали в этот день? Тирзе: Это был обычный день. Я был дома, вместе со своей женой, смотрел программу телевидения западной Германии. Транслировали пресс-конференцию Гюнтера Шабовски, который делал странные и не совсем понятные заявления по поводу введения новых правил для путешествующих немцев. Мы задавались вопросом, что, вообще, все это означает? Мы не верили в происходящее. Позднее в другом выпуске новостей ведущий начал с того, что сказал: “произошла настоящая сенсация. ГДР открывает свои границы”. Нас как-будто ударило молнией. И только после этого сообщения жители восточной Германии ринулись к границе и стали ее осаждать. В конце концов офицеры открыли границу и уже никто не мог остановить людей. ЕвроНьюс: Что пробудила в Вас эта новость? Какие вызвала ощущения и стремления? Ведь это не просто свобода передвижения. Были и другие желания? Тирзе: За несколько недель до этого события проходили массовые демонстрации, участники которых требовали демократии, выступали против авторитарного режима коммунистической партии. Мы требовали для немцев основных свобод. Мы требовали проведения свободных выборов. Это Вы должны знать. Прежде всего, мы хотели свободы и уже потом единства. Эта мирная революция – не только предистория падения Берлинской стены. Это так же и демократическая революция. Это был уникальный момент и в истории немецкого народа, и в истории европейской свободы и демократии. ЕвроНьюс: Да, это так. Но остаются еще вопросы. Проходило множество дискуссий, так называемых “круглых столов”. Обсуждались возможности сформировать некую новую систему для восточной Германии (не социалистическую, но и не капиталистическую). Третьего варианта не получилось? Тирзе: “Круглые столы” стали работать с декабря 89-го года. Это была попытка преобразовать власть мирным путем, потому что Коммунистическая партия не хотела упускать бразды правления. На этих “круглых столах” восточные немцы учились демократии. Ситуация накалилась в 1990 году. Жители восточной Германии требовали введения западногерманской марки, выполнение обещания Гельмута Коля: “Я приведу вас к Западу.” Неопределенность была во внешней политике: как воспримет Горбачев и Совесткий Союз объединение Германии? Другой сценарий был невозможен. Германская Демократическая Республика стала частью Западной Германии. Мы вошли в западногерманскую систему, ее экономику и парламентскую демократию. Именно этого хотели большинство немцев. И только небольшая их часть мечтала о так называемом третьем варианте. Но это было невозможно. ЕвроНьюс: И последний вопрос. Ваши мечты исполнились? Могло ли быть лучше? Тирзе: Все, что касается демократии, прав и свобод – все исполнилось. Но до сих пор мы не живем в единой стране. Существует огромная разница в экономике и социальной жизни западной части Германии и восточной. Справедливость остается политическим вопросом. Капитализм показал свое лицо. И это сильно ударило по некоторым людям, особенно в восточной части Германии.
Ежи Бузек, президент Европарламента: "Демократия требует постоянной борьбы, она не дается раз и навсегда"

Германия

Ежи Бузек, президент Европарламента: "Демократия требует постоянной борьбы, она не дается раз и навсегда"