Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

В. Мостовой: "стена остается в головах и душах"


Германия

В. Мостовой: "стена остается в головах и душах"

СССР был одним из ведущих актеров восточногерманской драмы, начиная от оккупации Берлина советскими войсками и заканчивая открытой позицией Михаила Горбачева по отношению к падению стены и объединению Германии.

Наш сегодняшний гость – Вячеслав Мостовой, вице-президент телекомпании ТВ-центр, кавалер Ордена Почета за заслуги и работу на телевидении, член телеакадемии “Тэффи”, а 1989 году глава корпункта Гостелерадио в Берлине. – Что Вы делали 9 ноября, как вы, может быть, участвовали, во всем, что происходило тогда в городе? – Мы были на этой знаменитой пресс-конференции Гюнтера Шабовского. Тогда после примерно часа различных вопросов и ответов он заявил в конце, что вот, еще одна новость: принято решение о новом режиме перехода границы между Востоком и Западом. Я скажу, что это было настолько неожиданно, что хотя в зале было много журналистов, много людей, иностранных и местных, только несколько человек из телегарфных агентств быстро вскочили со своих стульев и убежали из зала. Потом дошло и до нас, потом были дополнительные вопросы, когда и как это произойдет, но это свершилось. – Вы к тому времени уже довольно долго работали в Германии, насколько вы могли предчувствовать эти перемены, насколько можно было ожидать, что они случатся – так стремительно и бескровно? – Ну, события развивались действительно бурно. Столько людей из ГДР уехало на Запад через Венгрию и Чехословакию. Здесь были постоянные демонстрации, о которых мы расказывали, в Лейпциге были, в Берлине прошел митинг на Александрплатц 4 ноября. Атмосфера нагнеталась, и все ожидали, что вот-вот что-то произойдет, но что так быстро тот решительный и решающий шаг случится, будет сделан, никто, если честно, не ожидал. – А как эти перемены, собственно события 9 ноября и то, что за ними последовало, были восприняты жителями СССР, вашими зрителями, для которых вы и рассказывали, вели репортажи из Берлина? – Знаете, мне кажется, что, люди в СССР были больше готовы к этому. В то время в разгар перестройки, гласности, наши процессы демократизации зашли намного дальше, чем это было в то время в ГДР, и я думаю, что эта новость у нас была воспринята как естественная, хотя опять же, по логике, она пришла немного раньше, чем ее ожидали. Режим ГДР ведь был строго структурирован, выстроен дотошно, с тщательностью, как это принято у немцев. – Несколько последних соцопросов в России показали, что, скажем за последние 10 лет с 10 до 20% выросло число людей, которые затрудняются определить свое отношение к падению Берлинской стены. Или еще один недавний опрос: около 10% россиян не знают, кто и зачем построил стену, и считают, что она была построена жителями Берлина. А вот сегодняшние немцы как воспринимают эти события? – Вы знаете, неприятное, плохое забывается достаточно быстро, это свойство человеческой природы. Я могу вам сказать, что в 1999 году я делал фильм для РТР о 10-летии падения стены, и здесь у Браденбургских ворот я спросил у двух школьниц, которым было 15-16 лет, где была стена, я попросил их показать, где она проходила. Они были так удвиены, что здесь была стена… Молодое поколение живет в будущем, оно быстро забывает плохое, но скажу честно, что сегодня у немцев двоякое отношение к событиям: прежде всего, это, конечно, не физическая стена, не разделение двух государств, а вопросы эномические, вопросы возможностей Востока и Запада. В общем, здесь говорят, что стена экономическая, стена смысловая, она, может быть, остается где-то в головах и душах.
В Китае казнены 9 участников июльских беспорядков

Китай

В Китае казнены 9 участников июльских беспорядков