Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Американец в Берлине: репорте Марк Фишер вспоминает о падении Берлинской стены


Мир

Американец в Берлине: репорте Марк Фишер вспоминает о падении Берлинской стены

Журналист ЕвроНьюс Федерика Боначини:

События 9 ноября 1989 года ознаменовали конец “холодной войны” и оказали огромное влияние на общество. Марк Фишер, молодой репортер, был в то время корреспондентом “Вашингтон Пост” в Берлине и оказался свидетелем происходящего. Мистер, Фишер, спасибо за то, что Вы согласились ответить на вопросы ЕвроНьюс. Вы были молодым человеком и репортером, очевидцем тех событий. Что Вы чувствовали в ту ночь, каким было Ваше восприятие происходящего? Фишер: Я только начал работать в качестве шефа бюро “Вашингтон Пост” и был на языковых курсах в небольшой деревне в Западной Германии, буквально за день до падения Берлинской стены. Мы жили вдоме у одной пожилой пары. Вышли поужинать с женой, а когда вернулись в их дом, хозяин уже ждал нас. На простом немецком, как он мог, он сказал нам: “Стена пала, из Вашингтона звонили, Вы обязаны работать.” И я отправился из этой деревушки в Берлин, чтобы следить за происходящим. Это было необыкновенно эмоциональное воссоединение. Настолько, что каждый час запечатлелся в моей памяти. Воспоминания живы, несмотря на то, что прошло уже двадцать лет. Боначини: Вы можете нам рассказать о том, какова была в США реакция на происходящее; не только в “Вашингтон Пост”, в американском обществе вцелом. Фишер: Я думаю, это вызвало огромный интерес у многих американцев, разных возрастов, но в особенности у того поколения, которое выросло во времена “холодной войны”, в атмосфере последствий Второй мировой, в период напряженности и ядерного противостояния в шестидесятых и семидесятых. Это поколение проснулось однажды и увидело, что люди, о кторых всегда говорили как о порабощенных и заключенных за “железным занавесом” сами сообразили и проявили волю, чтобы сделать шаг вперед и предприняли действия против деспотичного государства. Это было невероятное исполнение надежд и мечтаний многих американцев. Боначини: Момент от падения Берлинской стены до объединения Германии. Что скажите об этом? Фишер: Находясь в то время в Германии, я по разному постигал процесс объединения. И с позиции администрации США и с позиции ряда европейских государств. Они стремились видеть в этом политическую и дипламатическую фабулу; успех стран, севших за стол переговоров. Но будучи в Германии, путешествуя из одного города в другой и видя под каким давлением находятся правительства и западной, и восточной Германиий, все это воспринималось иначе. Было ясно, что в Германии произошла революция “снизу”, это не была революция “сверху”, как указывается в некоторых книгах по истории. Боначини: А каково сегодня восприятие событий двадцатилетней давности? Фишер: К сожалению, я думаю, что эти события постепенно начинают угасать в общей памяти американцев. Отчасти в этом повинен интернет, традиционную прессу читают меньше. Меньше стало осведомленности в том, что касается международных отношений. Вобщем, большинство американцев, не так информированы о внешей политике, как это было двадцать лет назад. Поэтому историю Берлинской стены и конца коммунистической эпохи молодые люди сейчас узнают из книг, собственного опыта у них нет, они слишком молоды. Но они интересуются и проявляют любопытство, потому что есть эмоциональная связь между падением Берлинской стены и нашей собственной историей, историей формирования амриканской нации.
Ежи Бузек, президент Европарламента: "Демократия требует постоянной борьбы, она не дается раз и навсегда"

Германия

Ежи Бузек, президент Европарламента: "Демократия требует постоянной борьбы, она не дается раз и навсегда"