Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Вальтер Момпер: "Это возможно - изменить мир и совершить революцию, держа в одной руке свечу!"


Мир

Вальтер Момпер: "Это возможно - изменить мир и совершить революцию, держа в одной руке свечу!"

Вальтер Момпер – последний правящий бургомистр Западного Берлина. Он вошел в историю, отреагировав на не менее знаменитое заявление Гюнтера Шабовски вечером 9 ноября 1989 года фразой: “Сегодня ночью немецкий народ – самый счастливый народ в мире!” Он стал первым, кто за многие годы упомянул не “западных и восточных немцев”, а “немецкий народ”. В этом году Берлин удостоился премии Принца Астурийского в категории “Согласие”. Получить ее в Овьедо послали именно Вальтера Момпера, сегодня возглавляющего парламент немецкой столицы.

Евроньюс: Господин Момпер, вы были среди тех, кто принял непосредственное участие в падении Берлинской стены. Представим, что произошла ошибка и вы попали в ад. Там за длинным столом сидят двое: у одного из них усы, его зовут Адольф. У другого тоже усы, его зовут Иосиф Виссарионович. Они совещаются и признают Вас виновным. Что бы Вы сказали в свое оправдание? Вальтер Момпер: Нет я невиновен, совсем наоборот. Я, можно сказать, был среди тех, кто вымостил дорогу к падению Берлинской стены и этим внес свою скромную лепту в процесс объединения Германии, Берлина и Европы в целом. Так что ни о какой моей вине не может быть и речи. Напротив, немцы просто счастливы, что все случилось именно так. И я горжусь тем, что был причастен к тем событиям. Мне не в чем оправдываться. Евроньюс: Тот день, 9 нобяря 1989 года, был похож на все прочие? Вальтер Момпер: Да, он начался как обычный день. Кто-то вспоминал потом, что вся вторая половина 1989-го была наполнена предчувствием перемен, прежде всего в Восточной Германии: началось движение за гражданские права, за свободу передвижения. Ситуация становилась все более непряжённой, потому что число тех, кто бежал в Западную Германию через Венгрию не переставало расти. Все ожидали, что вот-вот что-то произойдет. Можно было предположить, что дело закончится падением стены, что люди не захотят бежать через Венгрию или Чехословакию, а потребуют, чтобы открыли границу между двумя Германиями. Евроньюс: Где и когда Вы находились в момент, когда Гюнтер Шабовски, член Политбюро ГДР, заявил на пресс-конференции, что начиная с этого момента любой желающий может пересечь границу? Вальтер Момпер: Я в тот момент находился в здании концерна Шпрингера, на какой-то торжественной церемонии. Мой водитель прибежал и сказал, что мне надо срочно выехать в мэрию. В тот момент главный редактор столичной газеты “Берлинер моргенпост” рассказал, что у него есть полная видеозапись пресс-конференции руководства ГДР, которая закончилась два часа назад. В конце этой конференции Шабовски зачитал клочок бумаги с новыми правилами пересечения границы. Я посмотрел эту видеозапись и сказал, что Шабовски уже говорил об этом на встрече 29 октября. Он тогда объявил, что в ГДР разрабатываются новые правила, согласно которым граждане получат свободу передвижения. Я был осведомлён о решении ускорить события, чтобы избежать более серьёзных последствий. Шабовский мог сказать позже, что ошибся, или что прочитал не ту редакцию закона, но он не сказал. Евроньюс: Будучи мэром Берлина, как вы отреагировали на новость в тот момент? Вальтер Момпер: Ну, я поехал на нашу столичную телерадиостанцию “Свободный Берлин”. Там как раз передавали вечерний выпуск новостей. Тогда частных телерадиостанций не существовало, и две трети жителей как Восточного, так и Западного Берлина смотрели именно эти выпуски новостей. В тот вечер мне предложили в прямом эфире прокомментировать сказанное Шабовски, и я сказал: “Этого дня мы ждали 28 лет, это исторический день! Мы счастливы, что любой желающий из Восточного Берлина и ГДР может прийти к нам в гости. Помните, что вы можете свободно пересечь границу сегодня, и через 4 дня, и через 4 недели”. И еще я добавил: “Все, кто намерен пересечь границу, знайте, что мы счастливы видеть вас, но, пожалуйста, оставьте ваши “Трабанты” и “Вартбурги” дома! Пользуйтесь метро и другими видами общественного транспорта”. Евроньюс: И люди так и сделали? Вальтер Момпер: Да, большинство по крайней мере. Хотя вначале это было как наводнение, как ливневый паводок, в тот вечер и на следующий день: многие тогда пересекали границу на своих машинах. Следствием выпуска новостей стало то, что сотни, если не тысячи людей начали вечером стекаться к контрольно-пропускным пунктам. Они вступали в спор с пограничниками. Они говорили: “Вы слышали, что заявил Шабовски? Нам разрешено переходить на ту сторону, и мы хотим сделать это прямо сейчас!” Пограничники отвечали: “У вас есть визы? Если нет, то не о чем говорить”. Но люди продолжали настаивать: “Момпер тоже сказал, что разрешено, а он политик Западного Берлина!” И люди продолжали стекаться к Берлинской стене до одиннадцати вечера. После того, как около полуночи у пропускного пункта Борнхольмер-штрассе собралась толпа в 3-4 тысячи человек, напряжение достигло пика, и пограничники решили открыть границу… Евроньюс: Вы тогда осознали всю важность решения? Вы понимали, что падение Берлинской стены означает конец искусственно созданного государства под названием ГДР? Вальтер Момпер: В тот момент мы не могли представить себе, как именно будут развиваться события. Трудно было предугадать скорое объединение Германии. Но казалось очевидным, что падение стены означает конец несправделиво созданного государства. ГДР можно было сравнить с тюрьмой, никто не мог свободно покинуть эту страну. Те же, кто пытались, погибали или силой возвращались назад. Все это подходило к концу, и было очевидно, что движение за гражданские права и за свободу передвижения уже не встретит препятствий на своем пути. Режим ГДР на глазах терял репрессивный характер, но тогда никто не мог подумать, что меньше, чем через год воссоединение Германии станет фактом. Евроньюс: Сегодня падение Берлинской стены считается символом окончания “холодной войны”, завершения периода коммунистических диктатур в Центральной и Восточной Европе. Как вы сегодня оцениваете эти события? Вальтер Момпер: Это просто замечательно, что удалось добиться единства Европы, что коммунистическому и советскому гсоподству власти пришел конец, и что Россия стала более менее демократической страной. Очевидно, что народы Центральной и Восточной Европы, которые настрадались под гнетом советской оккупации ожили тогда: я имею в виду Балтийские республики, Венгрию, Польшу, Чехословакию. События получили блестящее развитие, возродилась свободная Европа. Я по-настоящему счастлив, что большая часть из названных стран вступила в НАТО и в Евросоюз. Евроньюс: Так это были давно назревшие перемены или мирная революция? Вальтер Момпер: Да, невероятно, что эта революция оказалась столь успешной и что она оказалась мирной. Это большая редкость. Масштабные социальные изменения в других странах чаще всего бывали связаны с кровопролитием и насилием. В нашем же случае ничего подобного не произошло. Как я сказал тогда, мы – немцы – самая счастливая нация. Потому что добились воссоединения и свободы мирным путем. Евроньюс: И какой урок можно извлечь из этого? Вальтер Момпер: Говоря об уроке, который преподнесли нам те дни ноября 1989-го, хочу вспомнить слова одного из высокопоставленных чиновников ГДР, а именно Хорста Зиндермана — президента Народной палаты. Он сказал: “Мы готовились к тому, что люди придут с оружием в руках, а они пришли со свечами!” В том-то и суть: если народ един и готов к переменам без пролития крови, то возможно изменить мир и совершить революцию со свечей в руке!”

Берлинская стена: ru.euronews.net/1989-2009