Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Ярузельский. "Мы были первыми"


Мир

Ярузельский. "Мы были первыми"

Войцех Ярузельский – последний коммунистический лидер Польши. У себя на родине это противоречивая фигура. 13 декабря 1981 года он ввел в стране военное положение, во время которого тысячи членов оппозиционного движения “Солидарность” были арестованы, десятки тысяч бежали из страны,. Однако, как утверждает сам Ярузельский, таким образом он предотвратил вторжение советских войск. Впоследствии он пошел на переговоры с “Солидарностью” и добровольно ушел в отставку в 1990 году. Войцех Ярузельский согласился ответить на вопросы “Евроньюс”.

ЕВРОНЬЮС: Помните ли Вы, где находились 9 ноября 1989 года, когда рухнула Берлинская стена? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Не помню, где я был точно, возможно в моем кабинете, и я узнал об этом еще до того как появились официальные сообщения в СМИ. Должен заметить, что для меня это не оказалось большим сюрпризом. 6 или 7 октября я был в Берлине. Там же находился Горбачев. Там проходила большая демонстрация, организованная Хонекером в честь сороковой годовщины образования ГДР. Когда демонстранты проходили мимо нашей трибуны они кричали: “Горби, Горби, помоги нам!” Тогда я наклонился к Горбачеву и сказал:“Все кончено, это конец”. Он согласился, что это конец. Так что со всей очевидностью можно сказать, что падение стены было уже делом техники. ЕВРОНЬЮС: Какое самое трудное решение пришлось вам принимать? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Конечно, это было введение военного положения. Это решение не было отделено от конкретной ситуации, ему предшествовали многие тяжелые события. Решение о военном положении обдумывалось несколько месяцев, недель и часов. Но даже за несколько часов до его введения, до самого последнего момента не было принято окончательного решения. Я решился на это только 12 сентября в 14 часов. Это были кошмарные дни, Я долго сомневался. Я принимал это решение, и не хотел его принимать. Я знал, что это будет драма, и для меня в том числе. Это решение останется на моей совести до конца моих дней. ЕВРОНЬЮС: Могли ли вы ппредставить себе в середине 80-х годов, какой оборот примет история? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Во всяком случае в середине 80-х я отдавал себе отчет, что грядут глубокие реформы. Приход к власти Горбачева дал нам эту возможность. Мы, поляки, оказались первыми на этом пути. Горбачев однажды назвал наши польские реформы, кончно весьма ограниченные в то время, зачатками демократии и рыночной экономики. Он назвал их лабораторией “Перестройки”. ЕВРОНЬЮС: Что вы сегодня думаете об эпохе коммунизма? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Коммунизм, Библия коммунизма была придумана не на берегах Волги, а на Рейне. В ней содержались хорошие и благородные идеи, до некоторой степени утопичные, но мне кажется, что они до сих пор остаются актуальны с точки зрения философии и морали. Однако идея коммунизма была извращена в первую очередь сталинизмом. ЕВРОНЬЮС. Какие причины привели к концу коммунизма? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Крах коммунизма произошел из-за нехватки демократии, которая является естественной потребностью общества, в первую очередь современного гражданского общества. А также благодаря экономическим требованиям, потребности реформ, которые бы сделали экономику эффективной, творческой, что не позволяла сделать старая система. Это может показаться странным, что я человек прошлого режима, с полным убеждением могу сказать сегодня, что эти изменения были абсолютно необходимы и полезны для Польши и для всей Европы. ЕВРОНЬЮС: Господин Ярузельский, можно ли сказать, что в 89 году произошло чудо? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Это был поворотный год прежде всего для Польши, но также и для всего региона. Могу с гордостью сказать, что я участвовал в этом процессе. Возможно это выглядит парадоксально, что я автор военного положения и в тоже время соавтор изменений, которые произошли в 80-х годах, и имели очень важное значение не только для Польши. Эти события стали началом целой цепи изменений: “бархатной революции” в Чехословакии, падения Берлинской стены. Но мы были первыми. ЕВРОНЬЮС: Что принесли Польше два последних десятилетия? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Я утверждаю, что во всей нашей трудной истории это один из самых лучших периодов. Наша страна, наша земля – это огромное кладбище. Иностранные армии проходили по ней с востока на запад и с запада на восток. Впервые мы чувствуем себя в безопасности. Затем есть настоящие возможности для развития, в частности, в контексте возвращения Польши в Европейский Союз. Это дает нам возможность ускорить развитие и воспользоваться опытом стран более экономически и социально развитых нежели Польша. ЕВРОНЬЮС: Сожалеете ли Вы о чем-нибудь? ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Возможно я обману ваши ожидания, но я не считаю введение военного положения ошибкой. Это было горькое решение, драматичное. Но я не сожалею о нем, потому что считаю, что это было спасением для Польши. Но я сожалею, я сожалею, что пришлось выбирать меньшее из зол, и о том, что после введения военного положения было совершено много неоправданных действий различными силами в государственном аппарате, о которых я не знал, и которые принесли много вреда. Я уже неоднократно публично извинялся и снова прошу прощения. Я уже говорил, что даже если полицейский ударил кого-то, я, поскольку занимал высший пост, несу за это моральную ответственность. ЕВРОНЬЮС: Господин Ярузельский, спасибо за интервью.

Берлинская стена: ru.euronews.net/1989-2009