Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Интервью главного экономиста МВФ Оливье Бланшара


Мир

Интервью главного экономиста МВФ Оливье Бланшара

Сегодня в гостях телеканала “ЕвроНьюс” главный экономист Международного Валютного Фонда Оливье Жан Бланшар. Родился он во Франции, но всю свою профессиональную жизнь провел в США. Бланшар – доктор философии, с 1985 года – професор. Работал в Гарвардском университете и Массачусетском технологическом институте. Тема беседы нашего корреспондента с Оливье Бланшаром посвящена глобальному экономическому кризису и перспективам выхода из него.

ЕвроНьюс: В последнее время появились некоторые признаки, свидетельствующие о выходе из периода глубокого экономического спада. Так ли это на самом деле и если да, то что Вы можете сказать о сроках и темпах восстановления мировой экономики?

Бланшар: Ответ я разделю на три части. Во-первых, я думаю, что нам удалось избежать самого худшего, и это очень и очень хорошая новость.

Во-вторых, у нас были очень плохие экономические показатели за последний квартал 2008 года и первый квартала 2009 года. Такого мы еще никогда не видели. Возможно, что подобные отрицательные темпы экономического роста в развитых странах мы увидим и во втором квартале, а возможно и в третьем. После этого он вернется в позитивный сектор, близкий к нулю. Вероятно, это произойдет в будущем году.

И в-третьих – мы должны в основном делать упор именно на этом. То, что последует затем уже можно будет отнести к периоду восстановления. Сейчас, пока речь не идет о мощном подъеме, мы думаем лишь о возвращении стабильности, периоде, который продлится от 3 до 5 лет. Да,, на это уйдет много времени.

EвроНьюс: Финансовые рынки весьма обеспокоены огромными расходами правительств и инъекциями Центральных банков, особенно в США, тем, что это будет способстовать инфляции и ослабит нарождающейся отскок. Разделяете ли Вы эти опасения?

Я думаю, что сейчас, в период экономического восстановления частные инвесторы начали проявлять готовность выкупить эти активы и центральные банки будут иметь возможность продать их им. Так что, я не очень беспокоюсь по поводу инфляции. Фискальная часть, на мой взгляд, вызывает гораздо большее беспокойство.

Здесь правительства столкнутся с решением весьма непростых задач.

То, что им сейчас не стоит делать, так это приостанавливать финансовое стимулирование. Потому что, если они пойдут на это в условиях когда частный спрос все еще очень слаб, если начнут его подталикивать, мы, вероятнее всего, не дождемся восстановления экономики. Поэтому финансовое стимулирование должно остаться по крайней мере в этом году, а может быть и в будущем, и даже через год.

ЕвроНьюс: Одной из серьезнейших проблем в Европе является безработица. Обычно ситуация на рынке труда улучшается на фоне общего подъема экономики. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию? Существует ли опасность того, что Европа будет долго страдать от высокого уровня безработицы?

Бланшар: Вы абсолютно правы. Опять же, мой ответ будет состоять из двух частей. Это правда, что одного лишь позитивного роста экономики недостаточно для сокращения безработицы. Рост должен значительно превышать обычный уровень.

А на это потребуется какое-то время, можно говорить о конце 2010 года или что-то вроде этого.

До тех пор безработица будет расти. Затем рост экономики выше нормального уровня станет просто необходимым для уменьшения уровня безработицы.

И второе. По лучшему сценарию, безработица в Европе будет некоторое время расти, вероятно, еще в течение полутора лет. А затем встанет вопрос – а возможно ли теперь добиться ее сокращения? Для этого нужны две вещи: должен быть достаточным спрос и возможность рынка труда это спрос удовлетворить.

EвроНьюс: Высокая безработица больно ударила по потреблению и перспективам роста экономики. Поэтому правительствам многих стран мира пришлось пойти на различные стимулирующие меры. Как Вы оцениваете ситуацию сейчас? Не пришло ли время для ужесточения денежно-кредитной и налоговой политики или об этом говорить преждевременно?

Бланшар: Безусловно, сейчас, не время отказываться от стимулирующих мер или начинать повышать процентные ставки. Экономика пока еще очень слаба, частный спрос тоже очень слабый. Если взглянуть на потребителей, то они не горят желанием тратить деньги, а если взять компании, то те не спешат инвестировать. Так, что если сейчас отменить стимулирующие меры, то затормозится выздоровление экономики.

В настоящее время совершенно необходимо продолжать ту же денежно-финансовую и налоговую политику, что была в прошлом году.

EвроНьюс: Восстановление высоких цен на нефть может увеличить опасность стагфляции – сочетания высокой инфляции и сокращения производства. Насколько велика опрасность того, что цена на нефть вновь вырастет?

Бланшар: Это может несколько осложнить процесс восстановления, немного затормозит его, но я не думаю, что это может положить ему конец. Я не исключаю, что в будущем мы станем свидетелями неоправданного спросом роста цен на нефть.

Если вы примете в рассчет оправданный спрос, то ситуация будет под контролем. Я не думаю, что мы увидим повышение цен на нефть намного выше 70 долларов. В этом случае цена окажется вполне приемлемой и она будет согласовываться с экономическим восстановлением.

EвроНьюс: Регулирование финансовых рынков не приведет к тому, что быки и медведи будут полностью приручены, но мы станем свидетелями большей прозрачности , большей ответственности и большей стабильности. Но, как представляется сейчас, внутри G20 и G8 имеется раскол по поводу степени этого регулирования. Чего же нам ожидать в будущем, после того как пыль заседаний осядет?

Бланшар: Мы не знаем, чего ожидать, когда пыль осядет не только потому, что мы точно не уверены, какой именно тип регулирования нам нужен, но и потому, что мы не знаем, какая финансовая система в результате получится. А эта финансовая система, в свою очередь, будет зависить от имеющихся у нас инструментов регулирования и контроля. Здесь есть несколько принципов: вы не можете контролировать лишь часть финансовой системы. Необходимо рассматривать всю систему в полном объеме, целиком. Иначе столкнешься с постоянно появляющимися, систематическими рисками, вызванными отсутствием контроля и большим числом игроков. Я думаю, что это – основной принцип.

Я не испытываю никаких иллюзий относительно того, что независимо от контроля, есть ли он или нет, нам будет чего-то не хватать, что появится что-нибудь новое. Но надеюсь, что не в таких размерах, как это было на этот раз.

EвроНьюс: Последний вопрос: Многое изменилось в МВФ в период экономического кризиса. Саммит G20 пообещал утроить потенциал фонда кредитования. МВФ впервые готовится выпустить облигации. Этот фонд, как представляется, получит беспрецедентные ресурсы. В свете этого “перевооружения”, как Вы оцениваете будущую роль и будущее влияние МВФ?

Бланшар: Думаю, что фонду будет отведена важная роль, если он сможет отслеживать системные риски не только финансового характера, как те, что привели к нынешнему кризису, но и другие всевозможные риски. Ему придется наблюдать буквально за всем. В этом задачи МВФ уникальны. Ему нужно будет видеть, что происходит в мире, получать колоссальные объемы информации.

Я думаю, наша роль в основном будет сводиться к тому, чтобы в случае необходимости во время дать в долг. И если мы добьемся успеха в этом, то фонд будет иметь важное значение не только в нынешнем кризисе, но и потом – в ближайшие десять, двадцать, тридцать лет. Вот, к чему мы стремимся.