Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Абольхасан Банисадр, первый президент Ирана: "Если протестное движение останется таким же массовым, органы подавления не станут стрелять по народу"


Мир

Абольхасан Банисадр, первый президент Ирана: "Если протестное движение останется таким же массовым, органы подавления не станут стрелять по народу"

Абольхасан Банисадр – первый демократически избранный президент Ирана. Борец против шахского режима, он возглавил страну сразу после исламской революции, получив на выборах 70 процентов голосов. Однако через год Абольхасан Банисадр был отстранён от власти с формулировкой “за деятельность, направленную против исламского духовенства”. Бежав от режима аятоллы, первый президент Ирана живёт с тех пор во Франции.

euronews: – Спасибо, что согласились встретиться с euronews. Считаете ли вы хорошим знаком для Ирана то, что он фигурирует сейчас в заголовках всех мировых СМИ? А. Банисадр: – Конечно, потому что на этот раз ситуация не такая, как раньше: до сих пор заголовки всегда были связаны с ядерной программой, с репрессиями и прочими региональными кризисами. Но на этот раз это народное движение за демократию, за свободу, и на этот раз есть уверенность в том, что этот народ может добиться того, чего он хочет. euronews: – В иранском обществе всегда существовали движения протеста, которые не приводили к результату – лишь к разочарованиям. Почему на этот раз у вас есть надежда на перемены? А. Банисадр: – Сейчас действительно остаётся загадкой – те два кандидата, которые сейчас протестуют – останутся ли они, как Хатами, в рамках режима или они выйдут за них к народу. Если они будут действовать, как в своё время Хатами, то со временем режим сможет покончить с их движением. Но если произойдёт перелом, разрыв с эпохой Хатами – то это конец режима, начало его конца. Сейчас народу ясно, что при сохранении режима он не сможет надеяться ни на реформы, ни на новую политику, которая разрешила бы проблемы страны. euronews: – Считаете ли вы, что Хаменеи в конце концов примет эти требования или он направит стражей исламской революции, чтобы навести порядок? А. Банисадр: – Стражи революции участвуют в происходящем, силы подавления никуда не делись – изо дня в день в разных городах Ирана они нападают на собравшихся людей. Способны ли они на что-то большее – это вопрос. С их внутренней слабостью – я сильно сомневаюсь. Не думаю, что они могут что-то ещё. Единственный путь, который им остаётся – это убедить двух кандидатов отказаться от борьбы. euronews: – Возможно ли это? Бани Садр: – Возможно, вполне возможно, потому что нельзя оставаться в рамках режима и возражать всевластному лидеру. Это очень сложно. euronews: – Если политический выход найти не удастся, возможно ли массовое кровопролитие? А. Банисадр: – Не думаю, что будет бойня. Если протестное движение останется таким же массовым, то органы подавления не станут стрелять по народу. И так уже многих убили. Они говорят о восьми погибших, но по другой информации их 32. Однако массовое кровопролитие – это совсем другое. euronews: – Никто, за исключением отдельных лидеров, как господин Саркози во Франции, не критикует фальсификацию выборов, все заняли выжидательную позицию. Обама не агрессивен, европейские страны тоже не демонстрируют зубов. А. Банисадр: – Будет только лучше, если они не станут вмешиваться. Господин Обама правильно поступает, сохраняя нейтральность, потому что представьте себе молодого иранца, выходящего из дома на манифестацию, где его могут убить: он задаёт себе вопрос – я иду туда ради своих прав или ради интересов иностранных государств? Если у него будут сомнения, он никуда не пойдёт. Вот поэтому я прошу глав зарубежных стран не вмешиваться и даже не протестовать против репрессий. Существует множество гуманитарных организаций, которые защищают права человека – именно они должны протестовать. Народ должен понять, что именно он принимает решения и именно он должен делом отстаивать свои права. euronews: – Вы покинули Иран 28 лет назад. Как вы считаете, для вас ещё есть место в том движении, которое наполовину состоит из молодых людей, родившихся после революции и не знающих её участников? А. Банисадр: – Спонтанное и массовое движение с самого начала было моей идеей, ничьей другой. Никто в неё не верил, все говорили, что иранцы больше не способны на новую революцию, что всему настал конец и решения больше нет. Я двадцать восемь лет говорил, что только такое движение может вернуть народу свободу. Сегодня именно народ стоит за этим движением, и это показывает, что я был прав. Пошёл ли народ на это благодаря моим словам? Нет, но я говорил о вещах, которые соответствуют действительности. Происходящее просто демонстрирует, что я был прав. euronews: – Как прекратить это движение? А. Банисадр: – Прежде всего, режим может согласиться аннулировать результаты выборов, что будет великим счастьем для народа, и провести новые выборы так, чтобы протесты закончились. Или же можно подавить их беспрецедентным насилием, и я не думаю, что режим сегодня на это способен. Третий путь – если оба кандидата, Карруби и Муссауи, откажутся продолжать протест и народ поймёт, что он поддерживал гораздо менее волевых людей, чем ему казалось.
Больше по теме:
Наталья Морарь: кто-то хочет стать кинозвездой, а я - изменить мир

Мир

Наталья Морарь: кто-то хочет стать кинозвездой, а я - изменить мир