Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Сантьяго Калатрава: моя Европа - это мосты между культурами


Мир

Сантьяго Калатрава: моя Европа - это мосты между культурами

Создателя “скульптурных небоскребов” и изысканных мостов 58-летнего Сантьяго Калатраву порой называют синтетическим художником. Знаменитый испанский архитектор родился в Валенсии, и там же поступил в художественное училище, но затем перешел в Высшую техническую школу архитектуры. Позднее получил еще диплом инженера в Швейцарии. Он строит мосты, железнодорожные вокзалы и высотные здания по всему миру.

Стиль Калатравы на стыке архитектуры, инженерии и скульптуры иногда определяют как “био-те”. В беседе с корреспондентом euronews Калатрава обозначил один из своих творческих принципов. Архитектура – не только самый яркий символ цивилизации, ее задача -извлекать на свет Божий сакральный смысл мест и предметов. euronews: Так как же выявить сакральный смысл места и вообще жизни? Калатрава: Знаете, хорошее строение, по словам древнеримского архитектора Витрувия, должно удовлетворять трем принципам – польза, красота и прочность. Firmitas – прочность – это еще и perennitas – постоянство во времени. В принципе на наши взгляды очень сильно влияет библейская концепция о том, что частица Божья есть в каждом человеке. Иными словами, вера и понимание того, что в каждом есть что-то особенное, что-то священное, божественное как бы освещают и наше восприятие архитектуры. Также это означает, что архитектура – не атрибут чего-то и не самоцель. Мы воспринимаем архитертуру как наследие, как способ сохранить память об эпохе. Но в этом же смысле об архитектуре часто рассуждают в финасовом ключе, сооружения представляют интерес как объекты недвижимости. То есть, за определенный срок вложенные в создание архитектурного сооружения инвестиции должны принести мне столько же, сколько я бы получил, положив те же деньги на банковский счет. На самом деле, это просто смешно. Потому что наши произведения по большей части нас переживают. euronews: Некоторые государства используют строительные проекты, чтобы дать второе дыхание экономике. Что вы об этом думаете? Калатрава: Я считаю, что одна из самых важных мер сейчас, в период кризиса – это создание новой современной инфраструктуры. Мы получили уникальную возможность развивать инфраструктуру даже в самых отдаленных уголках. Очень хороший пример этого в Испании – строительство первой высокоскоростной железнодорожной магистрали. Она соединяет не Мадрид и Барселону, а Мадрид и Севилью. Таким образом, это поможет избежать так называемого “полуденного эффекта” – ситуации, когда слаборазвитые южные регионы страны не связаны с более богатыми северными. Это правильная дорога, и в этом направлении нужно двигаться и дальше. euronews: Некоторые подобные проекты – шлюзы в Венеции, мост через пролив Мессина, высокоскоростная железная дорога на севере Италии – вызывают много споров. Что об этом думаете вы? Калатрава: Я – “за”, но тут есть еще один аспект. Экологический – и его нужно принимать во внимание. Это крайне важно, потому что с точки зрения защиты окружающей среды, человеческого воздействия на природу и последствий этого за последние 30 или 40 лет ситуация сильно изменилась. Я хочу сказать, что сегодня мы должны строить более совершенные здания, которые лучше соответствуют экологическим требованиям и лучше контролируются в этом смысле. Полагаю, несколько миллионов, которые нужны для этого – ничто по сравнению с миллиардами, триллионами которые выделяются для оживления бумажной, чисто административной экономики. Вы только подумайте: государства закачивают и закачивают деньги в финансовые институты и кредитные организации, пытаются их спасти, возобновить их работу. Столько усилий – и все ради чего? Ради того, чтобы мы и дальше имели возможность брать кредиты… Между тем, построенный мост, автострада, новая высокоскоростная железная дорога – это необходимая обществу услуга, это навсегда, это будет служить гражданам долгие годы. А стоит гораздо дешевле. euronews: Сантьяго Калатрава живет между США и Европой. В Нью-Йорке он работает над созданием транспортного узла в новом комплексе на месте Всемирного торгового центра. Что вам нравится больше – “Европа-крепость” или “Европа – мост между культутрами”? Калатрава: Нет никаких сомнений, что для меня Европа – это мосты, потому что я их делаю. В любом случае, я думаю, что история Европы строится из связей и из мостов, начиная еще со старинных бенедиктинских монастырей и кончая современными университетами. Для меня самый древний и самый эффективный вид организации людей -университет. Это – средоточие самой идеи обмена, межкультурных связей, путешествий. euronews: Где легче быть архитектором – в Европе или в Соединенных Штатах? Калатрава: Мне кажется, мы в Европе живем в своебразным салате. Здесь мы встречаем собор, часть которого построена в романском стиле – причем, возможно, из камней, которые остались от древнеримских сооружений – а другой фрагмент относится к готике. Потом мы отходим от собора и видим, что остальная часть города, скажем, относится к возрождению или барокко. Европа живет одновременно в разных веках. В США все гораздо современнее, из нашего времени. euronews: Теракты 11 сентября были направлены против людей, но также и против архитектурного символа Нью-Йорка. Как вы это ощущаете? Калатрава: В центре любого архитектурного сооружения находится человек. Если представить себе, что “башни-близнецы” были контейнерами, заполненными людьми и что их атаковали другие контейнеры, также заполненные людьми – тогда, в первую очередь, возникает глубочайшее презрение к роду человеческому. И единственный способ восстановить доверие к людям – почувствовать в себе любовь, огромную щедрость и веру, которые распространяются не только на наши собственные воззрения о жизни, но и на каждого человека в мире. Именно это уважение к другим сублимируется и материализуется в архитектуру, которая становится воплощенной памятью…. 07.32
Карел Шварценберг: "Если мы не примем в ЕС балканские страны, там может произойти новый взрыв"

Мир

Карел Шварценберг: "Если мы не примем в ЕС балканские страны, там может произойти новый взрыв"