Срочная новость

Срочная новость

Эрве Морен: единая оборонная политика ЕС - не угроза НАТО

Сейчас воспроизводится:

Эрве Морен: единая оборонная политика ЕС - не угроза НАТО

Размер текста Aa Aa

Что меняется для Франции сейчас, с ее возвращением в военные структуры НАТО? Что может сделать мировое сообщество (и Европа в частности) для борьбы с пиратами? Каковы перспективы европейской оборонной политики? Об этом министр обороны Франции Эрве Морен побеседовал с корреспондентом euronews в штаб-квартире канала во французском Лионе.

euronews: Господин Морен, добро пожаловать на euronews! Число нападений пиратов у берегов Сомали резко увеличилось. В европейской операции “Аталанта” участвуют 8 кораблей, они должны контролировать 2 млн. квадратных километров. Этого достаточно? Морен: Хотелось бы напомнить, что именно европейцы, опираясь на франко-испанскую идею, предложили провести столь масштабную операцию, и это первая подобная операция в истории военно-морских сил ЕС. Это блестящая операция, если рассматривать ее как символ общеевропейского строительства, потому что ею руководит британский адмирал, из британского же центра командования. Обычно считается, что британцы не вмешиваются в европейские оборонные планы, но на этот раз именно они взяли на себя командование общеевропейской военно-морской операцией. В рамках “Аталанты” европейцы объединились и дали импульс другим, они возглавили операцию, которая сегодня включает в себя и силы Северо-Атлантического альянса, и силы других государств. euronews: Чтобы охранять 20 тысяч кораблей… Морен: Да, чтобы охранять 20 тысяч кораблей. Но надо понимать: даже отбивая многочисленные нападения пиратов, мы не в состоянии обеспечить полную безопасность этой зоны. euronews: Европейский союз пообещал выделить 60 млн. евро, чтобы помочь Сомали восстановить правовое государство. В этом, по-вашему, залог успеха? Морен: Вы правы. Мы боремся не с причиной, а со следствием. Главная причина происходящего – развал сомалийской государственности, отсутствие там власти. euronews: И бедность… Морен: Ну да, когда рыбак зарабатывает доллар в день, у него растет желание присоединиться к пиратам. Пиратские нападения организованы настоящими мафиозными структурами. Но, естественно, мы должны прилагать все усилия, чтобы восстановить сомалийское государство. И Франция, позвольте заметить, активно действует в этой сфере. Она примет участие в создании первых вооруженных сил сомалийского государства, для этого будет использована наша база в Джибути. euronews: Афганистан – это регион, где огромные усилия пошли прахом. Силы НАТО находятся там уже 8 лет, а движение талибан сегодня, по некоторым данным, контролирует 72% территории страны. Есть ли, по-вашему, выход из этого кризиса, который, похоже, не имеет конца? Морен: Вы указываете на проблемы, не замечая прогресса, который достигнут во многих областях. Сегодня 6 млн. афганских детей ходят в школу, девочки ходят в школу. Построены тысячи километров дорог, 60-70% афганцев получили доступ к медицинскому обслуживанию. Все это – заслуга международных сил. Но этого мало. Мы должны дать Афганистану возможность быть независимым. Ему нужна армия, полиция, правосудие, институты власти. В течение многих лет мы работали над созданием армии – и она существует: афганская армия набирает силу. Правда, с полицией мы здорово опоздали, но европейцы стремятся к тому, чтобы афганская полиция укрепляла свое влияние. euronews: Николя Саркози сказал: “Если Франция хочет объединить Европу, она должна дружить с Америкой”. Франция вернулась в военные структуры НАТО – может ли это привести к снижению ее дипломатического влияния? Морен: Вы, как и я, отлично знаете, что наше положение было довольно двусмысленным. Мы посылали людей в миссии НАТО с 1995 года. Мы участвовали во всех военных операциях альянса. Наши военные рисковали собой, например, в Афганистане в рамках операции НАТО. И в то же время мы отказывались наравне с другими крупными государствами принимать участие в заседаниях комитетов, где разрабатывались натовские операции. Удивительное противоречие! euronews: И в то же время у Франции в НАТО репутация того, кто говорит вслух о том, что другие думают про себя. Теперь вы сможете продолжать в том же духе? Морен: А что нам помешает? Я лично думаю, что все наоборот.. euronews: Ну, я имею ввиду, нужно равняться на американцев… Морен: А почему на них нужно равняться? euronews: Потому что НАТО часто считают инструментом влияния американцев… Морен: Франция – член Северо-Атлантического альянса с 1949-го года. Мы возобновили работу в 38 из 40 комитетов. Председатель Комитета начальников штабов принимает участие в работе соответствеующих структур последние 10 лет. Мы участвуем в формировании стратегического резерва с 1999 года, а в силах быстрого реагирования НАТО – с 2003-го. И все это, тем не менее, не помешало нам не соглашаться с американцами: например, в прошлом году мы вместе с Германией выступили против принятия в НАТО Грузии и Украины. euronews: Теперь как полноправный член НАТО надеется ли Франции добиться от США поддержки оборонной политики ЕС? Морен: Когда меня назначили министром обороны и я начал встрчаться с моим американским коллегой, европейская оборонная политика представлялась Соединенным Штатам и многих странам Европы такой французской идеей, предложенной с целью ослабить Северо-Атлантический альянс или создать такую угрозу. В общем, Францию подозревали в своего рода шулерстве. А сейчас вы слышите, что говорит Барак Обама о необходимости европейской оборонной политики. Как прежде Джордж Буш, так сегодня немцы, которые в течение долгого времени прохладно относились к идее создания центра европейского командования и планирования, согласились на это. Сегодня британцы командуют европейской операцией “Аталанта”. А европейская оборонная политика воспринимается как возможность для европейцев получить самостоятельные вооруженные силы, а не как угроза Северо-Атлантическому альянсу. Вот в чем смысл действий Франции – в сочетании оборонной политики Европы и НАТО. euronews: Оборонная политика ЕС появилась 11 лет назад, но с тех пор продвинулась недалеко. Она по-прежнему зависит от доброй воли каждого члена ЕС – как мы видели, по Ираку европейские страны разделились. Возможна ли единая оборонная политика без единой внешней политики? Морен: Когда говорят о европейских силах безопасности, имеют ввиду взаимопомощь и самостоятельные вооруженные силы. Этих сил у нас все еще недостаточно, хотя я признаю, что во время французского председательства в Евросоюзе произошли важные изменения в этой области. Ясно, что прогресс зависит от политической воли, от готовности европейских стран тратить бюджетные средства на оборону. euronews: Чуть больше месяца осталось до выборов в Европаламент. Вы возглавляете правоцентристкую партию “Новый центр”. Последние опросы показывают, что 66% европейцев голосовать не пойдут. Кто виноват? Морен: Выбирая представителей в Европарламент, вы выбираете мужчин и женщин, которые, как вам кажется, никогда не будут определять политику ЕС. Нам нужна система выборов с европейским списком, чтобы было ясно, кто большинство, кто – оппозиция. Потому что Европарламент обладает огромной властью – почти такой же, как парламент Франции!