Срочная новость

М.Аун: Хезболлах не совершила ни одного теракта

Сейчас воспроизводится:

М.Аун: Хезболлах не совершила ни одного теракта

Размер текста Aa Aa

В июне в Ливане должны состояться парламентские выборы – первые с момента ухода из страны сирийских войск в 2005 году. Телеканал euronews встречается с ключевыми ливанскими политиками, такими как генерал Мишель Аун. Он – лидер Свободного патриотического движения и глава крупнейшей оппозиционной христианской фракции в нынешнем ливанском парламенте.

euronews: Генерал Аун, добро пожаловать на euronews! Вы провозгласили лозунг “перемены и реформы “. Как долго Ливан еще будет управляться на основании общинных квот? Есть ли средство изменить это положение дел? Мишель Аун: Отмена конфессионализма необходима для перемен и реформ, но верно и то, что перемены и реформы помогут отменить квоты. Немало нарушений и фактов коррупции происходят под прикрытием этой практики. И каждый раз когда мы критикуем какого-либо государственного деятеля в Ливане, находятся желающие сказать, что мы нападаем на этническую и религиозную общину. Поэтому мы говорим: одна из задач, которые мы поставили перед собой – способствовать созданию гражданского общества, где права общин не ставились бы на первое место и где все ливанцы пользовались бы равными гражданскими правами. euronews: Некоторые сравнивают Вас с цунами, имея ввиду то, что на парламентских выборах 2005 года христианская община завоевала 70% голосов. Как вам кажется, повторится ли “цунами” на июньских выборах? Полагаю, мы укоренились на политическом ландшафте нашей страны и завоевали популярность. Мы даем ливанцам надежду, что они смогут построить государство, которое услышит их жалобы и будет стараться удовлетворить их потребности. Пока мы видим в Ливане только кланы, которые эксплуатируют страну. Мы видим множество упущений в разных секторах производства, то же самое можно сказать о социальных реформах и вопросах безопасности. В качестве доказательства я могу привести серии терактов, произошедших в нашей стране: государство не смогло раскрыть ни одно из этих преступлений. euronews: Некоторые политики говорят, что Ваша популярность пошла на спад после того, как вы договорились с Хезболлах? Мишель Аун: Почему они не интересуются моими идеями, моими политическими взглядами, тем, что я пытаюсь осуществить? Зато они используют тему моей популярности в надежде повлиять на общественное мнение. Сограждан же гораздо больше интересует моя программа реформ, чем моя популярность. euronews: Есть данные, что вы играли определенную роль в установлении контактов между Великобританией и Хезболлах. Ваши комментарии? Мишель Аун: Нет, прямого посредничества не было. Но моя политическая позиция состоит в том, что нужно сделать как можно больше, чтобы разъяснить Великобритании и другим европейским странам взгляды Хезболлах. И американцам тоже. Пока они не поймут, что у нас нет возможности дистанцироваться от Хезболлах, что национальное единство достигнуто благодаря нашей политике. Разумеется, я поддерживаю взгляды сопротивления, военного крыла Хезболлах. Я защищаю Хезболлах и хочу заверить, что они не являются террористической партией, как многие хотели бы верить. Хезболлах не совершила ни одного теракта в мире – ни за границей, ни на ливанской территории. Она всего лишь борется с оккупационными силами и это право за ней признают и международное законодательство, и Декларация прав человека. Поэтому мы отказываемся наклеивать на Хезболлах ярлык террористической партии. euronews: Ваш визит в Иран был признанием ключевой роли этой страны в регионе? Мишель Аун: Иран – большая страна Ближнего Востока, между восточным побережьем Средиземноморья и Китаем. Иран – очень важная сила в регионе и эта сила во многом определяет уровень стабильности. Но целью моего визита было поблагодарить иранцев за поддержку, которую они оказали нам в 2006 году в войне против Израиля. На Ближнем Востоке на нашей стороне только две страны – Иран и и Сирия. Поэтому европейские масс-медиа считают, что мы являемся частью сирийско-иранской оси. Но они не говорят, что это ось поддерживает сопротивление и Ливан в целом. В реальности же все обстоит наоборот: это они, Сирия и Иран, оказали нам поддержку и мы им за это благодарны. Когда на нас обрушились удары с неба и моря, только Сирия открыла нам двери. euronews: Может ли Ливан подписать мирный договор с Израилем при условии решения вопроса о фермах Шебаа и в отсутствие прогресса в отношениях Сирии и Израиля? Мишель Аун: Ключ к миру с Израилем – урегулирование проблемы с палестинскими беженцами в Ливане, а не вопрос о фермах Шебаа. euronews: То есть, после решения вопроса о беженцах, не будет препятствий к заключению мира? Мишель Аун: Нет, конечно, мы ищем сбалансированное решение. euronews: Но ведь ваш союзник Хезболлах отрицает возможность мира с Израилем и угрожает стереть еврейское государство с карты? Мишель Аун: Заявления Хезболлах – ответ на обвинения в терроризме со стороны Запада. Появятся позитивные предложения – тогда что-нибудь может измениться. euronews: С приходом к власти в Израиле правых и ультраправых не начнется ли новая война с Ливаном? Мишель Аун: Израиль оставил мысли о войне. После войны в Ливане в 2006 году его армия больше не сможет победить. Думаю, радикальное правительство более склонно к миру, чем умеренное. euronews: Каковы отношения Ливана с Евросоюзом? Не буксуют ли отношения с европейскими партнерами? Мишель Аун: Нет, не думаю. Ливан ничего не должен Европе. Да, у нас есть культурные и торговые контакты, все это хорошо, но на самом деле основная роль Евросоюза должен быть другой: он должен помогать решать проблему с палестинскими беженцами в Ливане. Пока Европа крайне медлено движется в этом направлении и не способствует разрешению ситуацию на Ближнем Востоке. А без урегулирования вопросов, связанных с палестинскими беженцами это невозможно. Для ливанцев это -основополагающий вопрос. euronews: Ваши отношения с Франции были прохладными при Шираке. Что изменилось при Саркози? Мишель Аун: Приход нового правительства открывает возможность для изменений как во внутренней, так и во внешней политике. Пока политика Франции мне кажется более реалистичной, но еще недостаточно. euronews: 20 лет назад вы покинули президентский дворец. Питаете ли Вы до сих пор надежды однажды стать президентом Ливана? Мишель Аун: Это последнее, что меня беспокоит. Мне важно реализовать свою программу реформ, потому что с 1920 года и по сегодняшний день мы живем под властью жесткого режима. Эта власть создала своего рода политические школы, вернее сказать, политические династии, которые эксплуатируют эту страну вместо того, чтобы вести ее к процветанию! euronews: Спасибо за интервью!