Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Фраттини: "Протекционизм - неверное решение в борьбе с кризисом"


Мир

Фраттини: "Протекционизм - неверное решение в борьбе с кризисом"

Франко Фраттини стал министром иностранных дел, когда Сильвио Берлускони вернулся во власть в апреле 2008 года. Фраттини покинул свой пост Еврокомиссара по Юстиции, чтобы погрузиться в море внешнеполитических вопросов. Это новая стратегия в Афганистане, проблема Ирана, президентство Италии в G8 и другие. Франко Фраттини дал интервью телеканалу Евроньюс:

Евроньюс: – Господин министр иностранных дел Италии Франко Фраттини, добро пожаловать на Евроньюс. Экономический кризис и дефицит доверия стали серьезной проблемой для Европы. Особенно для Центральной и Восточной Европы, где некоторые страны ЕС столкнулись с угрозой дефолта. С точки зрения Италии, которая председательствует в G7 и является членом ЕС, как следует решать эту восточную проблему? Франко Фраттини: – Ну, во первых, встреча министров финансов G7, которая прошла в Риме пару недель назад, уже утвердила важный принцип: необходимо установить глобальный набор правил для всех основных европейских и неевропейских стран. Любое срочное вмешательство должно основываться на этих правилах, это касается и планов действий в банковском секторе. Это первое важное решение, которое, я надеюсь, будет поддержано G20. Этот важный экономический саммит пройдет в Лондоне. Евроньюс: – Но как насчет решения проблемы утечки капиталов из стран Центральной и Восточной Европы? Бывшим социалистическим странам также угрожает опасность протекционизма… Франко Фраттини: – Это правда. Скатывание к протекционизму выглядит ошибкой; это неверное решение в борьбе с кризисом. Уже говорилось, что Европа готова осуществлять такие инвестиции, которые ни одно отдельное государство не может себе позволить, это так называемые Евробонды. Евроньюс: – Но практически, есть ли деньги, которые нужны этим странам? Франко Фраттини: – Я думаю, что с помощью надежных европейских инструментов эти страны могут избежать банкротства. Мы не можем раздавать деньги, но мы можем предоставлять гарантии. А гарантии означают доверие. Евроньюс: – Между Италией и Румынией возникли словесные трения. Что эти две страны могут сделать, чтобы остановить нарастающее недоверие между ними? Франко Фраттини – 3 тыс. из 1 млн. румынов, живущих в Италии, отбывают срок в итальянских тюрьмах. Мы считаем справедливым, чтобы эти люди отбывали срок в их собственной стране. просто потому, что Румыния – европейская страна и румынские тюрьмы – европейские тюрьмы. Есть такие румыны, которые совершили ужасные преступления, изнасилования, убийства, разбой. Эти люди будут осуждены итальянским судом. Но есть другие, законопослушные 950 тыс. румын, которые живут в Италии, мы рады им, мы хотим, чтобы они оставались в нашей стране. Евроньюс: – В соответствии с международным правом и законами Евросоюза возможно ли румынских граждан заставить отбывать наказание в Румынии, если они совершили преступления в Италии? Франко Фраттини: – Конечно… Евроньюс: – А разве Европейские законы не предоставляют осужденным право выбирать место отбывания срока? Франко Фраттини: – Конечно нет, в некоторых случаях. В 2006 году я как Еврокомиссар по Юстиции выдвинул предложение, которое было принято. Директива вступит в силу из-за бюрократических проволочек в конце 2010 года. По этому закону заключенный должен отбывать срок в стране, где он жил до совершения преступления. Потому что ему знакомы условия жизни в этой стране, там живут его родственники. Как бы то ни было, Европа так решила и Румыния должна будет принять этих людей, как любая другая страна Евросоюза. Все, что мы требуем от Румынии, это всего лишь принять в рамках двусторонних отношений эту европейскую конституционную обязанность. Eвроньюс: – Обратимся к Афганистану. Что вы предложили США? Франко Фраттини: – Италия уже сейчас третья страна НАТО по участию. Мы готовы к большей гибкости в вопросе действий наших войск. Это не значит, что их будут перебрасывать из одной провинции в другую. Но мы будем больше делать, мы будем заниматься политическими вопросами, потому что в среднесрочном и долгосрочном плане афгано-пакистанские политические отношения более важны, чем просто наше участие в военных операциях. Это главный интерес администрации Обамы. И это будет в фокусе внимания международной конференции, которую мы как председательствующие в G8 хотим расширить за счет стран, не входящих в G8. И мы рассмотрим вместе с администрацией США как вовлечь Иран. Это главное политическое новшество, потому что Иран релевантный региональный игрок, который имеет общую границу протяженностью в сотни километров с афганской провинцией Герат. Eвроньюс: – Вы получили поддержку европейских партнеров? Пока не видно следов совместной европейской внешней политики и стратегии безопасности в этом регионе. Все предпринимается в индивидуальном порядке, страны действуют порознь. Не так ли? Франко Фраттини: – Главными являются европейские партнеры, которые уже вовлечены в операции в Афганистане. Степень их согласия с главными положениями как раз и окажется в центре внимания конференции, которая пройдет в Триесте под председательством G8. Eвроньюс: – Открытие двери Ирану стало главным политическим и дипломатическим вызовом. Но Иран не отказался от своих ядерных целей. Почему западная и особенно брюссельская риторика в отношении этой страны изменилась? Франко Фраттини: – Это не обнуление повестки переговоров, это дипломатический диалог. Я поставлю этот вопрос перед администрацией США. Я беседовал со своим иранским коллегой, министром иностранных дел, потому что этот подход страны, которая председательствует в G8, является политическим новшеством. Eвроньюс: – Не является ли новый подход к Ирану частью политики изменения отношения новой администрации США к Израилю? Похоже, она хочет большей независимости по сравнению с традиционными тесными связями США с Израилем. Франко Фраттини: – Я думаю, что этот новый подход послужит также интересам наших израильских друзей, которые испытывают страх перед распространением ядерного оружия на Иран. И мы должны убедить их в этом.