Срочная новость

Мирек Тополанек, премьер-министр Чехии: "Евросоюз страдает от чрезмерной регламентации"

Сейчас воспроизводится:

Мирек Тополанек, премьер-министр Чехии: "Евросоюз страдает от чрезмерной регламентации"

Размер текста Aa Aa

Мирек Тополанек, премьер-министр Чехии, готовится вступить в обязанности председателя Евросоюза, с 1 января и на полгода. Он встает у руля единой Европы в сложный момент: евроскептицизм находит все больше сторонников, скопились нерешенные политические, экономические и экологические вопросы. Что думает Мирек Тополанек о перспективах председательства его страны в ЕС? Ответы – в эксклюзивном интервью Евроньюс.

Евроньюс: Добро пожаловать на Евроньюс, господин премьер-министр. Прежде всего, не опасаетесь ли Вы, что внутренняя напряженность в Чехии ослабит Вашу позицию как главы Евросоюза?

Тополанек: Не думаю, что моя ситуация будет сильно отличаться от ситуации любого другого председателя ЕС. На следующей неделе я должен встретиться с лидером оппозиции, чтобы попытаться снять напряженность в наших отношениях, по крайне мере на период председательства Чехии в Евросоюзе. Я надеюсь, что мы достигнем согласия, потому что в интересах всей Чехии показать, что мы способны к компромиссу и можем выступать посредниками в европейских дебатах. В этом смысле, я не сильно беспокоюсь.

Евроньюс: Однако очаг политической напряженности это ваша Гражданская демократическая партия, которая при этом является и партией президента Чехии, известного евроскептика. Что с этим делать?

Тополанек: Должен сказать, что моя партия больше не является партией Вацлава Клауса. Он заявил о выходе из политического формирования, которое сам создал. Но это, я считаю, скорее хорошая новость, нежели плохая. Так как избранный президент должен оставаться над схваткой, не принимать сторону какой-либо политической партии. Я не считаю, что наша внутриполитическая ситуация – хуже, чем в соседних странах. И я не хотел бы сейчас рассуждать о проблемах “большой коалиции” в Германии, расколе в правящем лагере Австрии, политической напряженности между франко-язычными и фламандскими партиями Бельгии и так далее. Я уверен, что дебаты в какой-либо одной отдельно взятой стране не могут оказать влияния на ее председательство в ЕС, и в целом на жизнь Евросоюза. Это не так.

Евроньюс: Все упоминаемые вами страны, партии и коалиции имеют свои слабые стороны, но в целом они являются проевропейски настроенными. В Чехии же противостояние между сторонниками Европы и евроскептиками весьма сильно, и не может не влиять на дебаты о том, ратифицировать или нет Лиссабонский договор…

Тополанек: Думаю, что это в некотором роде искусственная дискуссия. Я считаю себя проевропейским политиком. Хотя, конечно, найдутся люди, которые скажут, что на самом деле все наоборот. По мнению некоторых, меня можно считать евроскептиком. Так что еще раз повторю: рассуждать об этом кажется мне лишним. Чехи всегда были сторонниками единой Европы, гораздо больше, чем австрийцы и некоторые другие нации. Их мнения расходятся лишь в том, как далеко должен зайти процесс евроинтеграции? Как именно определять европейский проект, в каком направлении должна идти единая Европа? Так что чехи просто не могут выступать против Евросоюза, против европейского сообщества.

Евросоюз: Когда вы встанете у руля ЕС, не боитесь ли вы, что ваша предшественница, Франция попытается заслонить вас, как председателя? Я имею в виду недавнее предложение проводить европейские саммиты, посвященные проблемам зоны евро, финансовой и экономической тематике, во Франции?

Тополанек: Да, это происходит не в первый раз. Но все нельзя объяснить только импульсивностью и жаждой деятельности президента Николя Саркози. Он действительно – всякий раз, когда не удается найти решениеза пять минут – показывает темперамент и берет дело в свои руки. Я этого подхода вовсе не осуждаю, я сам такой же. Тем не менее можно заметить, что Франция всегда старалась продлить так или иначе свое председательство в ЕС.

Евроньюс: Разделяете ли вы взгляд Франции и ряда других стран на то, что усиление контроля за финансовыми рынками необходимо, во избежание подобных кризисов в будущем?

Тополанек: Я разделяю мнение вышеупомянутых стран, которые считают, что действия в финансовой сфере должны быть скоординированными, что необходимость принять более жесткие меры по контролю за злоупотреблениями игроков рынка может оздоровить ситуацию. Не только Чешская республика считает, что надо проводить жесткую политику по контролю за финансовым рынком. При этом существующие нормы могут быть улучшены и уточнены, не стоит изобретать все заново.

Евроньюс: Как вы думаете, общеевропейское регулирование действительно нужно, к тому же жесткое? К этому Брюссель подталкивают многие страны-члены…

Тополанек: Уверен, что Евросоюз страдает от чрезмерного регулирования. Раздаются голоса о том, что проводимая Еврокомиссией Баррозу политика усиления регулирования финансовых механизмов ошибочна. Я считаю, что со столь серьезным кризисом, как текущий, Европа не сталкивалась с тридцатых годов прошлого века. Тем не менее это не означает, что надо переиграть все правила.

Евроньюс: Как вы думаете, как сложатся отношения с Россией за полгода председательства Чехии? И главный вопрос: будете ли вы продолжать сотрудничество с США в создании противоракетного щита?

Топлоланек: Очевидно, что создание потенциального противоракетного щита на чешской территории усложнит отношения между Россией и Чешской республикой. При этом российские политики признают, что если бы это была не Чешская республика, такой проблемы бы не было. Потому что это геополитическая проблема. Так что для нас это является приоритетом. Даже если я считаю, что договор из шести пунктов, подписанный Николя Саркози с Россией, не соблюдается, я выступаю за продолжение переговоров с Москвой, которые начались в Женеве. Россия не может оставаться вне переговорного процесса, мы не можем согласиться с тем, чтобы переговоры прекратились. С другой стороны, следует помнить о нашем опыте: последний советский солдат покинул чешскую территорию 30 июня 1991 года, и все должны понимать наше беспокойство в связи с энергетическими вопросами, вопросами внешней политики и геополитики. Именно поэтому в наших интересах – оставаться в составе Евросоюза.