Срочная новость

Срочная новость

Ханиф Курейши: Догматизм чистоты ведет к фашизму

Сейчас воспроизводится:

Ханиф Курейши: Догматизм чистоты ведет к фашизму

Размер текста Aa Aa

У писателя Ханифа Курейши уникальная позиция для оценки современного мира. Рожденный в Англии мусульманин индийского происхождения, он стал успешным писателем, драматургом и киносценаристом. В интервью нашему каналу он рассуждает о современном обществе, мультикультурализме, Исламе, и возможном закате капитализма.

Евроньюс: – В ваших ранних произведениях прослеживается попытка, потерпевшая, впрочем, неудачу, соединить Восток с Западом. Это ваша мечта, как представителя искусства, или это ваша надежда, как человека?

Ханиф Курейши: – Бесспорно, когда я был начинающим писателем, я пытался объяснить самому себе, кто я и какое положение занимаю, потому что я был уверен, что на эти вопросы ищут ответы другие, подобные мне. Мой отец был мусульманин и уехал из Индии в момент отделения Пакистана. Моя мать белая, христианка. Родители видели, как их дети подвергаются расистским преследованиям. Я ощущал, что эта ситуация, типичная для Британии того времени, распростанится со временем на всю Европу. И все эти вопросы, связанные с расовыми проблемами, иммиграцией, Исламом, стали для меня центральными при изучении общества. Но идея о том, что я пытался свести Восток с Западом – Ваша, а не моя. Не навязывайте ее мне! Это лежит вне моей компетенции.

Евроньюс: – В книге 2005 года “Мир и бомба” вы писали, что “фундаментализм означает, что одна из важнейших особенностей человека – воображение – отторгается от него. По идее фундаментализма воображением наделен лишь Всевышний, а люди его покорные слуги”. Вы все еще думаете так?

Ханиф Курейши: – Я об этом разговаривал вчера вечером со своим другом. Он, как и я, давно знакомы со многими так называемыми фундаменталистами. Я говорю о начале 80-х, когда Салману Рушди за книгу “Сатанинские стихи” была объявлена фетва. Я знал этих людей и по 90-м годам. Аргументов они не принимают. Разговор с ними заходит в тупик. Потому что они говорят: “Коран – это слово божье, Господь есть правда. Как этому можно не верить? Разве мог человек создать такую прекрасную книгу?” Поэтому несогласию для них нет места. Человек, по их мнению должен принять слово Божье и следовать ему, тогда человеку уготованы небеса. И споры об этом неприемлемы. В этой точке либералы, я бы сказал добросовестные фундаменталисты и идеологи разного толка выражают несогласие. В этой точке мультикультурализм порывает с фундаментализмом, потому что компромисс с таким пониманием мира невозможен.

Евроньюс: – По мере течения времени нашли вы объяснение тому, что все больше молодых людей обрашается к религии?

Ханиф Курейши: Я скорее удивлен тем, что не так много людей обращается к религии. Общества на религиозной основе очень привлекательны для людей по разным, порой весьма сложным причинам. Светское общество – новинка в человеческой истории. Гораздо сложнее жить без Бога, чем с Богом. Религия – очень удобная среда обитания. Незыблемы все запреты и барьеры, правила, которые регулируют домашнюю жизнь, отношения ребенка с матерью и отцом. В светском обществе вы стоите перед проблемой выбора. Для многих это моральное головокружение. Кошмар. Но я светский человек, я атеист.

Евроньюс: – Ваш взгляд на нынешний финансовый кризис. Вы считаете его естественным признаком капитализма?

Ханиф Курейши: – Одним из последствий тэтчеризма стало то, что дерегуляция проникла повсюду. Тэтчер хотела, чтобы люди стали богатыми. Она любила богатство и любила людей, но особенно она любила богатых людей. Она первой из послевоенных политиков фетишизировала богатство. Британия, в которой я рос, была небогатой страной. Большинство времени в той Британии люди экономили. Всем всего не хватало. Тэтчер напоминала человека, который выиграл в лоттерею. И мы зажили под сенью дерегуляции тэтчеризма, который позволял одним людям становиться богаче и богаче за счет других людей. И в конце концов вся система была настолько перекошена этими людьми, что она отчасти обрушилась. Маркс еще говорил о том, что при капитализме после периода подъема всегда идет спад, что это постоянное чередование фаз развития капитализма, что он стоит на этом чередовании. Вот это и случилось. Остается только смеяться, если бы это не было неизбежной трагедией!

Евроньюс: – Для вас Тэтчер символ капиталистической дерегуляции?

Ханиф Курейши: – В конце 80-х рухнул марксизм, идеология равенства и братства. В то же время была издана фетва против Рушди. Начался подъем фундаментализма, как альтернативной мировой идеологии. Все стало неожиданно меняться. И в то же время гигантская аккумаляция богатств в руках немногих перестала быть морально неприемлемой. Моей мечтой на протяжении 50-х, 60-х и 70-х годов было распространение равенства. Того, чтобы пропасть бежду детьми богатых и детьми бедных не была столь огромной, чтобы у бедных детей было бы больше шансов в жизни, а унижений со стороны внешнего мира меньше. Эта места погибла под обломками рухнувшего коммунизма в конце восьмидесятых. Все что нам осталось сейчас левая идеология. Не знаю как вы будете это делать, не знаю, кто это будет делать, но это просто необходимо для будущего Европы. Я уверен, что разнузданный капитализм несет нас к вульгарному потребительству и финансовым взрывам, как этот.

Евроньюс: – Однажды вы написали, что мультикультурализм это не просто обмен фестивалями и национальной кухней, это нелегкий но необходимый обмен идеями, конфликт, который укрепляет нас больше, чем войны. Не разовьете ли вы эту мысль?

Ханиф Курейши: – Сложность мира сегодня стала ошеломительной. Но в этом есть и нечто замечательное. Оно пришло к нам из 80-х и может быть описано, как гибридность. То есть смешение вещей и идей. Для некоторых людей нет ничего более ужасного. Некоторые течения Ислама остались течениями пуризма, где никакие смешения невозможны. Но мир без смешений, где чистота становится догмой, как мы уже знаем, ведет нас к фашизму!