Срочная новость

В гостях у Евроньюс - словенский философ Жижек

Сейчас воспроизводится:

В гостях у Евроньюс - словенский философ Жижек

Размер текста Aa Aa

Славой Жижек – известный словенский культуролог и социальный философ фрейдо-марксистского толка. Живет и работает в Любляне, президент Общества теоретического психоанализа и Института социальных исследований. Жижек по праву считается суперзвездой среди современных философов и интеллектуалов. В своих работах он уделяет большое внимание анализу и критике современных культурных и общественно-политических реалий, темам сексуальности, морали и политики. Предлагаем вашему вниманию интервью Жижека, которое он дал корреспонденту Евроньюс, во время кинофестиваля в Сараеве.

ЕвроНьюс: Господин Жижек, вы являетесь почетным гостем сараевского кинофестиваля. Какова, на ваш взгляд, роль кинематографа в современном обществе?

Жижек: Прежде всего, хочу напомнить, что я являюсь представителем старомодного классического марксизма. Так что кино в наши дни, на мой взгляд, – это поле идеологической борьбы. Эта борьба не утихает, она продолжается. И свидетельством тому является ужасная война, разразившаяся в бывшей Югославии. Имеется целый ряд кинокартин, созданных на основе достоверных фактов, но их успех, к сожалению, обусловлен не этим. Взять к примеру фильм Эмира Кустурицы “Подполье”. Эта кинолента наполнена трагизмом, я не хочу сказать, что это какая-то фальсификация, вызванная недопониманием происходящего. Посмотрев этот фильм, какое у вас складывается впечатление от экс-Югославии? То, что это ненормальная часть мира, страна, где одновременно развратничают, пьют и воюют. Это именно то, как на Западе представляют себе Балканы. Здесь реальность подменяется вымышленным миром.

Евроньюс: А как вы объясняете такой феномен?

Жижек: Можно вполне иронично заявить, что Балканы имеют структуру бессознательной, психически безотчетной Европы и там протекают тайные грязные процессы. По моей формулировке, все происходящее на Балканах вовсе не то, о чем давно мечтали люди. Они не в состоянии выстоять лицом к лицу с пост- модернистской реальностью, и я бы сказал, что они пытаются мечтать и думать так, как это делают европейцы, но вовсе не так, как они сами это делают. Хочу привести в пример прекрасный афоризм известного французского философа Жиля Делёза. Он сказал: “Если вы растворились в мечтах другого человека, вы пропали, если вы думаете, как другой человек, то с вами всё кончено”. Кинематограф должен точно отображать факты, свидетельствующие о том, что все мы являемся неотъемлемой частью единого глобального мира.

Евроньюс: Сараево – это символический город культурного многообразия. У вас имеется собственная теория терпимости культурного плюрализма, не так ли?

Жижек: Думаю, что в мире достаточно известна идеология культурного многообразия. Для меня это, по крайней мере, часто видится зеркальным отображением расизма. Например, когда люди, типичные представители разных культур приезжают сюда, то говорят: “О, мы бы хотели понять насколько вы отличаетесь от нас”. А следовало бы понять, что в глобальном смысле нет никакой разницы, никаких отличий – просто происходят различные процессы, случаются разные вещи и нужно быть терпимым к этому. Сегодня мы нуждаемся скорее в осторожности и благоразумии, а не в понимании. Мы все являемся объектами либерального шантажа и должны осознавать это и понимать друга друга, нельзя подчиняться достаточно сложной и странной комбинации – я ненавижу людей, я не желаю их понимать, у меня свое видение мира и его понимание, я не понимаю ваш стиль жизни, вы не понимаете мой, но в любом случае мы обязаны сосуществовать.

Евроньюс: Почему, здесь в Сараеве, ощущается разочарование людей после ареста Радована Караджича?

Жижек: Реальная трагедия заключается в том, что эрудированные боснийские политики отмечают, что, по большому счету, имя Караджича связано с успехом. Его базовая программа заключалась в том, чтобы часть Боснии была зарезервирована за сербами: Республика Сербская – это 51% территории, на ней проживает менее 10% других национальностей, не сербов. Вот к чему стремился Караджич. Но ирония состоит в том, что, как говорится “Король умер! Да здравствует король!” Но для нашего случая – это не подходит, уже поздно, это лицемерие и ханжество – осудить человека, но считать его идеи полезными.