Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Сергей Иванов: Надеюсь, у грузинского руководства хватит ума не повторять авантюры


Мир

Сергей Иванов: Надеюсь, у грузинского руководства хватит ума не повторять авантюры

Россия объявила о завершении военной операции в Южной Осетии. О причинах ее проведения, итогах вооруженного конфликта, а также о том, насколько прочным будет перемирие, в интервью каналу euronews рассказал заместитель председателя российского правительства Сергей Иванов. Предлагаем вашему вниманию полную версию беседы.

euronews: Господин вице-премьер, добро пожаловать на euronews.

Сергей Иванов: Здравствуйте.

euronews: Что произошло, с вашей точки зрения, за эти дни?

Сергей Иванов: Произошла попытка уничтожения осетинского народа, выдавливания его с территории Южной Осетии для того, чтобы, как считал господин Саакашвили и, наверное, некоторые его западные покровители, урегулировать тем самым югоосетинскую проблему, а после этого перейти – и сегодня документальные подтверждения этого были показаны – перейти к такой же операции в Абхазии. Вот что произошло. Состоялся геноцид, состоялось массовое физическое уничтожение с помощью артиллерийских установок, танков, стрелкового оружия, – уничтожение тысяч российских граждан. По существу, были произведены этнические чистки.

euronews: Господин вице-премьер, если у России были свидетельства того, что на территории Южной Осетии происходит геноцид, почему она не представила их в Совет Безопасности ООН и не получила санкцию на применение силы?

Сергей Иванов: В течение нескольких дней Российская Федерация осуществляла военную операцию по принуждению к миру. Эта операция завершена успешно. Под этим подразумевается то, что на сегодняшний день Грузия не в состоянии в военном отношении повторить такую же попытку ни в Южной Осетии, ни в Абхазии. Естественно, в условиях боевых действий говорить о работе гражданских экспертов и даже вас, журналистов, не приходилось, – как вы знаете, наверное, в зоне конфликта среди жертв есть и погибшие журналисты. И только сейчас, после того, как операция прекращена и цели её достигнуты, в Южной Осетии работают следователи прокуратуры РФ, соответствующие правоохранительные органы, которые составляют доказательную базу, которая впоследствии будет предъявлена международному сообществу с соответствующими обвинениями в адрес грузинского руководства.

euronews: Каким образом Россия смогла оценить число погибших в “тысячи человек” до окончания работы экспертов, которые, по вашим словам, работают сейчас в Цхинвали и других городах Южной Осетии?

Сергей Иванов: Вы знаете, помимо погибших эти безрассудные действия грузинского руководства привели к тому, что на территории РФ находятся около 40 тысяч беженцев, на сегодняшний день, из уничтоженных сёл, из сравненного с землёй города Цхинвали. Я думаю, аудитории хорошо известно такое географическое понятие, как Сталинград. Так вот Цхинвали на сегодняшний день очень соответствует Сталинграду по состоянию на 1942 год. Беженцы – 40 тысяч на территории Российской Федерации – дают показания, они знают друг друга, это очень маленький народ – 100 тысяч, не больше, и вот они уже дают свидетельские показания.

euronews: Ситуация в Южной Осетии обострялась на протяжении длительного времени. Готовилась ли российская военная операция давно или она была организована после получения известий о гибели российских граждан, российских миротворцев в Южной Осетии?

Сергей Иванов: Давайте рассуждать логично. Если бы, как вы сказали, Российская Федерация знала о таких, не побоюсь этого слова, сумасшедших планах Саакашвили, то, конечно, мы бы приняли меры и по крайней мере подтянули бы свои войска непосредственно к границе между РФ и Южной Осетии, то есть к Рокскому туннелю. В этом случае мы бы отреагировали в течение 1-2 часов. Но этого, естественно, не было, потому что мы не могли знать о таких, с позволения сказать, планах Саакашвили. Конечно, нам потребовалось некоторое время – около суток – для того, чтобы направить свои воинские части в Южную Осетию для защиты наших граждан и наших миротворцев. И в течение суток-полутора грузинские войска практически безнаказанно расстреливали город, стреляли по нему из танков, артиллерийских орудий, давили танками детей, сжигали женщин в сараях, куда сгоняли их, то есть осуществляли геноцид и этнические чистки.

euronews: Грузия утверждает, что она защищалась, и что войска, наступавшие на Цхинвали, не атаковали мирных граждан.

Сергей Иванов: От кого она защищалась? От осетинского народа? На момент начала боевых действий, Грузией развязанных, в зоне конфликта находилось около 350 российских миротворцев, вооружённых только автоматами, потому что по соглашению никакого другого вооружения быть не может. Никаких “градов”, танков там не было. И мирное население. И очень небольшие, карликовые по сравнению с грузинской армией, вооружённые силы Южной Осетии. Соотношение сил было просто несопоставимым. Так от кого защищалась Грузия, я не могу понять? Она ни от кого не защищалась, она нападала. А вот когда мы уже ввели свои дополнительные войска, усилив миротворческий контингент и начав операцию по принуждению к миру, – подчёркиваю, абсолютно легитимную по международному праву – вот тогда Саакашвили истерически закричал, что на него напала Россия.

euronews: Для чего понадобились удары по объектам за пределами зоны конфликта, объектам по территории Грузии, среди которых, по свидетельствам очевидцев, и гражданские объекты?

Сергей Иванов: Свидетельства очевидцев? Я бы назвал в основном такие свидетельства, которые звучат сейчас из уст президента Саакашвили. Я бы не очень доверял этим заявлениям, поскольку многие из них слишком напоминают геббельсовскую пропаганду и очень легко пытаются белое выдать за чёрное, а чёрное – за белое, и наоборот. Жертву агрессии представить как инициатора агрессии и наоборот. Так вот наши сухопутные войска зону конфликтов не пересекали, а наносили удары в ответ на удары грузинской стороны. Например, артиллерийские, – по позициям, с которых грузинские войска продолжали обстрел Цхинвали. Спекуляции, панические слухи и распространяемые якобы как достоверные сведения о том, что русские танки вошли в Гори, о том, что российская авиация бомбит Тбилиси – это всё геббельсовское враньё, придуманное руководством Грузии.

euronews: Во вторник, когда уже произносились заявления о перемирии, подписывались соответствующие документы, на площади Сталина в Гори взорвалась бомба, погибли 5 человек, среди них мирные жители, иностранные журналисты – что это было?

Сергей Иванов: Это могло быть всё, что угодно. Это мог быть взрыв бензовоза грузинского, это мог быть взрыв снаряда, посланного неизвестно кем, – это война, вы понимаете! Это могло быть всё, что угодно. Но я ещё раз хочу подчеркнуть, что со стороны российских вооружённых сил прицельного огня по гражданским объектам, в отличие от грузинских войск, которые прицельно вели огонь по городу Цхинвали, не было.

euronews: Ни одна из стран мирового сообщества, кроме Кубы, не поддержала действий России. Как вы думаете, почему?

Сергей Иванов: Наверное, просто из-за двойных стандартов – вот такой короткий ответ мой. Понимаете, у России после того, что сделало руководство Грузии, практически не оставалось никакого выбора. Наших граждан уничтожали в массовом порядке. И никто и никогда этого факта опровергнуть не сможет.

euronews: И напоследок – насколько надёжно, по-вашему, перемирие, которое установилось сейчас между Россией и Грузией?

Сергей Иванов: Надеюсь, что надёжно. Надеюсь, что на этот раз у грузинского руководства хватит ума, чтобы не повторять те авантюры, которые произошли буквально на днях. Я очень рассчитываю на то, что перемирие надолго, но повторяю: для того, чтобы оно было надолго, мы примем обязательно меры по безопасности наших российких граждан, проживающих в Южной Осетии и Абхазии.

euronews: Какие именно меры? Останется ли российская армия на территории непризнанных государств?

Сергей Иванов: Не российская армия, а миротворческий контингент, который находится там на законных основаниях. Согласитесь, это большая разница, и это принципиальная разница.

euronews: Грузия называет эти силы оккупационными.

Сергей Иванов: Ну, Грузия может называть их как угодно, но это не меняет сути дела.

euronews: Спасибо за ваше интервью.

Сергей Иванов: Спасибо.