Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Мэй Шидиак: "Я дитя войны"


Мир

Мэй Шидиак: "Я дитя войны"

Интервью ливанской журналистки телеканалу “евроньюс”

Мэй Шидиак: “Они убили, понимаете, они убили меня…Что еще сказать? Вы можете представить, что такое для женщины остаться с половиной тела? Для меня, такой независимой, которую сравнивали с бабочкой, потому что я летела, почти не касаясь земли ногами, столько было дел. Я почти никогда не ходила, всегда бежала, всегда в делах… Я ежедневно по утрам вела политическую программу, потом новостной блок, потом летела в университет прочитать лекцию, затем работала над докторской диссертацией. Я вела огромную общественную работу. Круглосуточный нон-стоп. И вот меня обкарнали наполовину. Но они хотели меня убить…”

“евроньюс”: Книга Мэй Шидиак называется “Небеса не ждут”. Это рассказ о ее участии в политической жизни Ливана, о покушении, в котором она могла погибнуть 3 года назад. 29 операций, потеряны рука и нога. Мэй не оставила свою деятельность. Между поездкой в Европу и телевизионной передачей она встретилась с ЕвроНьюс в своем бейрутском доме. Вот, как она понимает свою миссию, нынешнее положение в Ливане:

Мэй Шидиак: “Я дитя войны. Когда началась война, мне было 10 лет. И с тех пор я живу в условиях войны. Война травмировала меня. Город был разделен демаркационной линией. Только восточная часть города была христианский. И само существование христиан в Ливане, оказавшееся под угрозой, больше всего волнует меня. Я считаю, что самое важное для нас, и так было всегда, это наша независимость, свобода Ливана. Когда я решила изучать журналистику и работать в СМИ, это не было политически мотивированным решением. Я любила телевидение, я сказала тогда маме: “Я не хочу пройти по жизни незамеченной!” Но тогда я и помыслить не могла, что стану международной знаменитостью после этого покушения”.

“евроньюс”: То, что знаменитая своей антисирийской позицией журналистка осталась жива во взрыве, можно считать чудом. Она стала символом “Движения 14 марта”, которое было названо так в честь массовой демонстрации в знак протеста против убийства бывшего премьер-министра, бизнесмена и общественного деятеля рафика Харири. Эти выступления заставили Сирию вывести войска из Ливана. Но затем было вторжение Израиля на юг страны и бомбардировки остальной территории в 2006 году, вслед за ними межконфессиональные стычки. После затяжного политического кризиса избран президент, правительство национального единства:

Мэй Шидиак: “К сожалению, каждый раз, когда мы верили, что увидели свет в конце тоннеля, о снова удалялся от нас. Прежде я мечтала, я верила, что настанет день и угнетение исчезнет. Но независимость? Она будет существовать, если сирийцы не вернутся. Они могут вернуться без армии, иным способом. Через своих агентов влияния, с карманными политиками, про-иранскими настроениями. Что тогда останется от независимости? Как будто и не было “Кедровой революции”. Вот что вызывает гнев сейчас. У кого сейчас в Ливане оружие? У сирийских агентов, вот у кого! Откуда поступает оружие? Через сирийскую границу. Иран направляет его через Сирию. А тут раздает оружие своим сторонникам. Мы должны спросить своих лидеров – что вы делаете? Вы протягиваете руку Дамаску, как будто ничего не случилось? Это так вы собираетесь добиться успеха саммита между ЕС и Средиземноморьем? Почему Франция зовет Сирию на торжества 14 июля? Я ничего не имею против переговоров с Сирией, но то, что ее лидер будет почетным гостем на такой церемонии вызывает у меня зубовный скрежет. Это делает Башара Асада, главу режима террористов и убийц, безвинным. Если вы действительно поддерживаете независимость моей маленькой страны, не спешите дружить с другой страной, которая так долго оккупировала нас, не помогайте ей!”

“евроньюс”: “С отвагой” – так называется программа Мэй Шидиак на первом в Ливане частном телеканале LBC. С момента своего возвращения в эфир она постоянно ведет эти политические дебаты. Ей продолжают угрожать расправой, но она отвергает цензуру и ограничения свободы слова.

Мэй Шидиак: “Как женщина, я много пострадала за годы войны. Вся моя любовь подарена племянникам, потому что я пожертвовала личной жизнью ради работы. Я мечтаю, чтобы мои племянники вернулись в Ливан. Чтобы они жили дома, в счастливой стране. Ливан достоин этого, достоин того, чтобы разные его общины жили в уважении друг к другу, чтобы они признавали право на существование другой идеологии. Чтобы они не пытались навязать свою волю другим в нашем общем доме… Я не хочу до скончания времен вести войну против Израиля. Наша страна освободилась и мы сможем найти политическое решение относительно ферм Шебаа. Я не спорю с тем, что Израиль противник. Израиль всегда преследует свои собственные интересы. Но я не хочу провоцировать Израиль. Я не хочу навлекать бомбы на свою страну, не хочу, чтобы Израиль объявил нам войну. Сейчас все мосты, вся наша инфраструктура разрушены. Мы должны все строить сызнова. Хватит! Не надо нам войн! Я хочу жить в свободной стране, как все остальные граждане демократических государств. Мы готовы сражаться за это, но политическими средствами, а не с оружием в руках. Хезболлах не захватит нашу страну вооруженным путем. В долгосрочной перспективе это невозможно. Потому что против этого восстанут. Потому что сунниты не примут этого. Друзы отказываются принять это. И христиане конечно тоже. Мы обязаны научиться жить в мире. Мы отдали дань войне, больше мы этого не желаем!”