Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Р.Элькабетц о современном израильском кино


Мир

Р.Элькабетц о современном израильском кино

Ронит Элькабетц и ее брат Шломи заканчивают монтаж нового фильма “Семь дней”. Время поджимает, приближается Каннский фестиваль. Ронит – звезда современного израильского кино. Она не только актриса, но и режиссер и автор сценариев. В студии звукозаписи в Тель-Авиве Элькабетц переозвучивает свою короткометражную ленту. Действие картины картины происходит в одном доме, в семье переживающей траур. Это история разрушающейся семьи. За последние 10 лет израильское кино стало гораздо чаще обращаться к общечеловеческим темам. Национальный кинематограф вышел на мировую арену. Ронит прославилась за пределами Израиля после фильма “Странствия оркестра”. Мы встретились с ней в ее любимом кафе, чтобы поговорить о совеременном израильском обществе через 60 лет после основания государтсва Израиль.

“ЕвроНьюс”: “Семьдней” – история семьи, члены которой оказались запертыми в течение семи дней. За это время между ними происходит многое, люди начинают ссориться, назревают конфликты, растет напряженность и затем все успокаивается… Можно ли назвать это символом, скажем,израильского общества?

Элькабетц: Эта страна родилась раньше, чем кинокамера. То есть, эта страна была “очень хорошо” отражена на пленке с момента рождения и по сегодняшний день. Государство Израиль – вот оно, как на ладони, со всем своим прошлым, со своим бесконечным конфликтом – но об израильском обществе никто ничего не знает.

“ЕвроНьюс”: То есть, перемены в израильском кинематографе отражают перемены, происходящие в израильском обществе?

Элькабетц: То, что происходит сейчас в культурной жизни – просто невероятно. Невиданное возрождение, мы наблюдаем совершенно необычные вещи. Кажется, что процесс идет в стороне от политической составляющей истории нашей культуры, но это не так. Вот мы с вами просто сидим здесь, пьем кофе, вокруг все спокойно. Но это – ложное спокойствие. И все здесь происходит в неразрывной связи с текущей ситуацией. Скажем, вы снимаете в Израиле фильм об отношениях двух людей, вот они спорят в кафе, а оно с минуты на минуту может взорваться…

“ЕвроНьюс”: Правда ли, что израильское кино начинает открывать тему внутреннего мира? Такие истории обычно рассказываются через призму жизни отдельного человека…

Элькабетц: Абсолютно верно. Можно сказать, что израильское кино становится более женским.

“ЕвроНьюс”: Европейский союз пытается поддержать, в том числе и финансово, сотрудничество в регионе, между Израилем, Турцией, Палестиной, другими странами. Не кажется ли вам искусственным сведение вместе тех или иных ключевых игроков региона, попытки убедить их сотрудничать между собой – или это действительно может помочь лучшему взаимопониманию?

Элькабетц: Я действительно верю, что это может принести пользу, большую пользу. Правительство этим не занимается. Этот вопрос оставляется нам, простым людям с улицы, людям искусства, которые хотят построить простые человеческие отношения друг с другом. Что нам всем нужно? Нам нужно разговаривать, и ничего больше. Но говорит на простом языке о простых вещах. Словами, которые диктует любовь, а не страх. Что нужно для мира? Простые слова! Мужчина, женщина, две женщины, они все вместе, мужчины и женщины, разговаривающие друг с другом. Все для того, чтобы принимать другого таким, какой он есть…

“ЕвроНьюс”: Сегодня, через 60 лет после создания государства Израиль, я хочу спросить вас: каково современное израильское общество? Какую внутреннюю правду о нем можно найти в ваших фильмах?

Элькабетц: Очень тяжело родиться в воюющей стране, вырасти в воюющей стране и состариться в воюющей стране. В этом смысле здесь ничего не меняется. Все здесь живут в промежуточном состоянии – ни мир, ни война, ни черное, ни белое – все перемешано. Это, если можно так выразиться, ночной кошмар. Ужас в том, что все может стать еще страшнее. Люди мечтают о том, чтобы положение улучшилось, но при этом в ужасе от того, что ситуация станет гораздо хуже, потому что она может стать хуже.

“ЕвроНьюс”: Хочу задать вам вопрос как художнику: каковы отношения между политикой и искусством?

Элькабетц: Я чуствую, что обязана посредством своей души, своего тела, своего духа, своих знаний рассказать миру об обществе, в котором я живу. То есть, получается абсолютно политическая установка, а частная жизнь в любом случае часть политики. Как я уже говорила, их нельзя разделить…

“ЕвроНьюс”: Складывается впечатление, что израильское кино, скажем так, находится под сильным влиянием документалистики. Нет ли опасности, по-вашему, излишне слиться с реальностью, с реальными историями, с жизнями людей?

Элькабетц: Успех израильского кино начался именно в тот момент, когда люди увлеклись документальными съемками на разные темы – о том, что происходит внутри страны, на улице, с людьми, в самих людях. Да, это истории частной жизни, но ведь и Европа сейчас увлекается частными, личными историями…

“ЕвроНьюс”: То есть, можно сказать, что точка пересечения израильского кино с европейским – это поиск интимности?

Элькабетц: Совершенно верно, это точка пересечения. В стране, где живет 6 миллионов человек, насчитывается 15 или 20 разных культур. Люди приезжают сюда со всего мира: с одной стороны, они бросаются из крайности в крайность, с другой – вступают в очень личные отношения друг с другом. Я хочу сказать, что в самом обычном доме в Тель-Авиве можно найти грузина, палестинца – не так часто, но встречается – румына, поляка, марокканца, русского, в общем, кого угодно. Это невероятное богатство, мы имеем возможность рассказывать истории устами этих людей. Это богатейшая культура!

Янез Янша: ЕС не может решать проблему Тибета также, как проблему Косова

Мир

Янез Янша: ЕС не может решать проблему Тибета также, как проблему Косова