Срочная новость

Дэвид Тримбл: Мы прошли поворот!

Сейчас воспроизводится:

Дэвид Тримбл: Мы прошли поворот!

Размер текста Aa Aa

10 лет назад политические лидеры Северной Ирландии подписали соглашения Страстной пятницы, которые были призваны положить конец насилию и создать условия для мирного решения кризиса. Первым главой Ассамблеи Северной Ирландии, органа самоуправления, где совместно заседали республиканцы и юнионисты, был Дэвид Тримбл, умеренный сторонник союза с Великобританией. За свою деятельность удостоился Нобелевской “Премии мира”. Предлагаем вашему вниманию интервью Дэвида Тримбла:

“ЕвроНьюс”: Господин Тримбл, спасибо за приглашение в Ваш дом. Хочу начать разговор с простого вопроса, который может оказаться сложным. 10 апреля 1998 года вступили в действие соглашения Страстной пятницы. Что вы помните об этом дне?

Дэвид Тримбл: Это был долгий день, потому что наша партия должна была принять нелегкое решение. Любое соглашение, которое касалось конституционных вопросов, положения о будущем управлении Северной Ирландией являлось сложным предметом и требовало определенных компромиссов. Мы долгое время вели переговоры, но решающей была именно последняя неделя.

“ЕвроНьюс”: Вас и лидера Социал-демократической и Лейбористской партии позже удостоили Нобелевской “Премии мира” за усилия в достижении мирного соглашения. Но сторонники жесткого курса оттеснили вас от власти.

Дэвид Тримбл: Соглашение не стало финалом процесса. Воплощение этого соглашения в жизнь вызвало значительные сложности. Основную трудность представляли политические партии, связанные с полувоенными формированиями. Напомню, что процесс разоружения основного полувоенного формирования, самого многочисленного, занял 9 лет. За эти 9 лет, пока шли попытки разоружения, доверие избирателей-юнионистов к мирному процессу упало. Это привело к тому, что место нашей партии в Ассамблее Северной Ирландии заняла радикальная Демократическая юнионистская партия преподобного Пэйсли. Одновременно, умеренную партию Джона Хьюма сменила партия Шинн Фейн, связанная с полувоенными формированиями.

“ЕвроНьюс”: Вы были первым главой Ассамблеи, где заседали республиканцы и юнионисты, но скоро ушли в отставку. Вы сожалеете об этом?

Дэаид Тримбл: Иного выхода не было, нужно было спасать соглашение. Главное было прекратить насилие. А для этого партии должны были отказаться от насилия и терроризма, как средств достижения своих целей. Это была временная трудность, учитывая, что партии намеревались перейти к исключительно мирным и демократическим методам. Однако некоторые организации республиканцев, включая Шинн Фейн и ее военное крыло Ирландскую Республиканскую Армию, слишком медленно выполняли свои обязательства по переходу к мирным демократическим методам. Теперь это произошло. Они полностью разоружились.

“ЕвроНьюс”: Северную Ирландию считают моделью по урегулированию такого рода конфликтов. Если обратиться к Испании, считаете ли вы, что такое урегулирование возможно и там?

Дэвид Тримбл: Каждая ситуация по-своему уникальна. Я думаю, было бы ошибочным указывать на пример Северной Ирландии и говорить: “Они добились этого в Северной Ирландии, стало быть вы должны сделать также в Испании”. Я бы не стал критиковать испанское правительство, потому что автономия, предоставленная Стране Басков, настолько широка, что остается только удивляться, почему же терроризм все еще продолжается. Я не понимаю, за что еще бороться группировке ЭТА. Я не понимаю, чего еще нужно этой группировке. Я считаю абсолютно неоправданным желание стать совершенно независимыми в контексте реальности.

“ЕвроНьюс”: Тони Блэр, бывший премьер-министр Великобритании, сыграл важную роль. наряду с другими политиками, разумеется, в умиротворении Северной Ирландии. Сейчас он вовлечен в решение конфликта на Ближнем Востоке. Поможет ли ему там накопленный опыт?

Дэвид Тримбл: В Северной Ирландии мы пришли к ситуации, когда стороны были готовы к переговорам, были готовы к компромиссам. Если обратиться к положению на Ближнем Востоке, то можно обнаружить существенную разницу. Там есть партии, которые ставят целью уничтожение государства Израиль, что радикально меняет ситуацию. Я думаю, что Ближний Восток нужно рассматривать в ином контексте. Нельзя подходить к нему с заданными мерками. Положение там более тяжелое, гораздо более тяжелое!

“ЕвроНьюс”: Вернемся в Ирландию, в Ирландию и Европу. Считаете ли вы, что Евросоюз достаточно активно действовал в решении проблемы, или его роль могла быть и больше?

Дэвид Тримбл: Главный эффект оказали не действия Евросоюза, а само его существование как организации. Перемены, которые шли в Евросоюзе, символизировали то, что идея нации в Западной Европе претерпела изменения и сильно отличается от той, с которой жило прежнее поколение. На наши проблемы мы смотрели именно в этом контексте. Они еще остаются, например в сфере правосудия и справедливости. Речь идет о жертвах терроризма в Северной Ирландии, о вопросах взаимотношений двух общин. Эти проблемы будут решены только со временем. Еще не скоро мы избавимся от антагонизма, от трений, которые все еще существуют между католиками и протестантами в Северной Ирландии. Мы порвали с конституционной нестабильностью и насилием. Я думаю, с этим покончено навсегда и возврата к прошлому не будет никогда.

ЕвроНьюс”: Республиканцы и юнионисты все еще разделены по ключевому вопросу: объединению с Ирландской республикой. думаете ли вы, что это когда-нибудь произойдет, или это невозможно?

Дэвид Тимбл: Лично я не думаю, что это когда-нибудь произойдет. По крайней мере в ближайшие годы это не стоит в повестке дня. За последние 10 лет отношения между Ирландской республикой и Великобританией стали гораздо лучше. Поэтому я не считаю, что это актуальная проблема нашего будущего.

“ЕвроНьюс”: Получается по словам Тони Блэра: “Рука Истории перевернула эту страницу прошлого Северной Ирландии”.

Дэвид Тимбл: Да, мы прошли поворот”