Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Марио Монти: "Не знаю, был ли я взаправду сущим кошмаром для Билла Гейтса"


Мир

Марио Монти: "Не знаю, был ли я взаправду сущим кошмаром для Билла Гейтса"

Марио Монти – бывший коммисар ЕС по вопросам конкуренции, получивший всемирную известность санкциями против “Майкрософт”. Сейчас он возглавляет миланский университет и экспертную компанию “Брейгель”. EuroNews встретился с Монти, чтобы обсудить возможность большой коалиции право- и левоцентристов в Италии, быстрый рост испанской экономики и другие вопросы в эксклюзивном интервью.

EuroNews: Если на итальянских выборах не будет явного победителя – получится ли большая коалиция?

Марио Монти: Определённые шаги придётся сделать независимо от того, кто победит на выборах и будет ли явный победитель – это те реформы, которые сделают Италию более конкурентоспособной в экономике и более справедливой в социальной сфере.

Среди необходимых мер – отмена особых привилегий, финансовых преимуществ, которыми пользуются сейчас многие сферы итальянской промышленности, из-за чего замедляется экономическое развитие, а молодые люди не могут найти работу и играть активную роль в обществе.

Я думаю, что эти проблемы настолько велики и значимы, что их решение вызовет серьёзное противодействие со стороны определённых групп в итальянском обществе. Поэтому нам требуется определённое единство среди политиков для решения таких проблем.

Понадобится ли после выборов большая коалиция или что-то ещё – это, я думаю, будет зависить от конкретных результатов выборов и политической ситуации на тот момент.

EuroNews: Зачем действующей власти рисковать своим политическим рейтингом и отменять те привилегии, о которых вы говорите?

Марио Монти: Несколько лет назад премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер задал этот вопрос экономистам: “мы знаем”,- сказал он, “какие именно экономические реформы нам нужно провести в своих странах, но помогите нам найти способ осуществить эти преобразования и в то же время не отпугнуть избирателей и не проиграть следующие выборы”. Но, наверное, анализ Юнкера был слишком пессимистичным, потому что у нас есть несколько примеров европейских лидеров, которые провели смелые экономические реформы в своих странах и затем, несмотря на это, были переизбраны – это, например, Тони Блэр и Хосе Мариа Аснар.

EuroNews: Правда ли, что Испания опередила Италию по уровню ВВП на душу населения? Если так, то почему?

Марио Монти: Нет никаких сомнений в том, что испанское экономическое развитие идёт гораздо быстрее итальянского и что Испания поднимается в международных рейтингах. В целом там хорошо работает правительство, и к тому же действует менее очевидный, но крайне важный фактор: испанцы сегодня более оптимистичны, они больше верят в себя и в своё будущее по сравнению с жителями некоторых других стран, в особенности Италии. Может быть, это потому, что Испания – более молодая страна, если говорить о демографии. Там больше молодёжи.

EuroNews: Влияют ли профсоюзы и работодатели на определение итальянской экономической политики?

Марио Монти: Экономическую политику в Италии устанавливают правительство и парламент. Конечно, при этом существует устойчивая традиция консультаций с объединениями, которые представляют интересы разных категорий общества.

Правительство должно консультироваться со всеми группами, которые к этому призывают, и должно участвовать в общественном обсуждении, чтобы каждый мог высказать своё мнение о любом решении властей. Но правительство не должно давать каким-то группам право вето, будь то профсоюзы или работодатели.

EuroNews: Каким образом “Фиат” из компании, стоящей на грани банкротства, вновь стал мировым лидером?

Марио Монти: Им очень хорошо управляли. “Фиат” сконцентрировался на своём ключевом бизнесе, перестал вынашивать амбиции относительно стержневой роли в итальянской экономической и политической системе. И ещё одна важная причина – то, что государство в ходе последнего кризиса на “Фиате” несколько лет назад не стало вмешиваться со своей финансовой поддержкой. Во время других эпизодов в истории этой компании государство пыталось её защитить, относилось к “Фиату” как мать к ребёнку. Например, правительство помешало иностранцам купить “Альфа Ромео”, потому что это привело бы к конкуренции на итальянском рынке, и отдало эту компанию “Фиату”.

EuroNews: Насколько опасны временные рабочие контракты, из-за которых сотрудники теряют ощущение стабильности? Как вы объясните выпускнику университета, что отсутствие бессрочного контракта – это не угроза, а дополнительная возможность?

Марио Монти: Я бы сказал такому выпускнику, что бессрочный контракт может быть для него отличным подарком, но вероятность получить такую работу в будущем уменьшится. Поэтому вместо того, чтобы меньшинству давать полную защищённость на рабочем месте, а большинству – не давать, лучше иместь систему, которая открывает людям более широкие возможности в поиске работы, пусть даже менее стабильной и долгосрочной. Я думаю, что такая гибкость не должна означать уменьшения гарантий.

EuroNews: И последний вопрос. Для Билла Гейтса вы были сущим кошмаром – как вы это сейчас воспринимаете?

Марио Монти: Совершенно спокойно. Но не знаю, был ли я его худшим кошмаром. После своего решения относительно “Майкрософт” я встретил на конференции его супругу, Мелинду Гейтс – она была там без мужа. Я ей представился и она сказала очень дружелюбно: “Да-да, мы о вас очень много дома говорим”.