Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Э.-А.Сэльер: не надо истерики по поводу сильного евро


Мир

Э.-А.Сэльер: не надо истерики по поводу сильного евро

Европейские компании не скрывают тревоги: курс евровалюты и цены на нефть бьют рекорд за рекордом. Большой бизнес требует от правительств стран ЕС заставить Европейский центробанк опустить ставки по евро. Эрнест-Антуан Сэльер, президент союза Бизнес-Юроп, представляющего 20 миллионов европейских компаний, призывает оценивать эти процессы более взвешено. Но не отрицает, что глобальный финансовый кризис угрожает экономике Европы. Об этом он рассказал в интервью “ЕвроНьюс”.

“ЕвроНьюс”: Господин Сэльер, финансовый кризис рискует перерасти в глобальный экономический. И все это – на фоне дикуссий об инфляции, покупательной способности, социальной незащищенности и проблемах европейских компаний. Не кажется ли вам, что власти не могут бросить все силы на спасение финансовой и банковской системы?

Сэльер: Да, как вы знаете, ситуация весьма неопределенная. Эта неопределенность порождает проблему, потому что когда в экономике не знаешь и не можешь прогнозировать ни размах кризиса, ни его продолжительность, то начинаешь действовать вслепую. Понятно, что правительства все более и более беспокоятся по поводу происходящего. Причем одно неизбежно: если кризис разрастется до таких масштабов, что потребуется вмешательство властей, то, на мой взгляд, правительствам разных стран придется действовать сообща.

“ЕвроНьюс”: Здоровы ли финансово европейские компании?

Сэльер: Европейские компании конкурентоспособны, в этом можно даже не сомневаться. Если это не так, то такие компании либо разоряются, либо покупаются другими фирмами, так что европейская корпоративная система более чем конкурентоспособна. Но ясно, что если банковский кризис не сбавит обороты, то это неизбежно выльется в сокращение кредитования для компаний. А мы знаем, что кредиты нужны предприятиям как кислород.

“ЕвроНьюс”: Поговорим о валютном кризисе. Курс евро приближается к отметке в 1,6 доллара, нефть уже давно стоит более 100 долларов за баррель. Каковы, по-вашему, последствия для европейских компаний?

Сэльер: Укрепление евро – вернее, неконтролируемое укрепление евро – не идет на пользу Европе, потому что приносит ущерб экспортерам, особенно в чувствительных к валютным колебаниям областях вроде авиастроения, промышленности, торговли предметами роскоши. Но будем называть вещи своими именами: подорожание нефти, которое является ключевым фактором инфляции и других экономических сложностей, Европа может компенсировать за счет сильного евро. Мы платим за нефть на 40% меньше, и один Бог знает, сколько мы бы платили за импортное топливо, если бы не разница между долларом и евро.

“ЕвроНьюс”: Некоторые крупные европейские компании уже заявили о возможной делокализации – то есть, переводе производственных линий из Европы в регионы с более дешевой рабочей силой – из-за укрепления евро к доллару. Неужели это единственно возможное решение для больших корпораций?

Сэльер: За пять лет полной глобализации, когда делокализация производства стала привычной, в Европе было создано 9 миллионов рабочих мест. Так что не нужно преувеличивать последствия явления, как это иной раз делают политики, которых делокализация просто приводит в ярость. Бывает, что делокализация производства необходима для сохранения конкурентоспособности Европы. Например, часть комплектующих производится там, где это дешевле – в этом случае делокализация помогает поддерживать высокую активность промышленности в самой Европе. Так что будем благодарны развивающимся странам за то, что мы извлекаем выгоду из роста их экономики.

“ЕвроНьюс”: Сегодня европейские работники требуют большего участия в прибылях своих компаний. Со своей стороны работодатели жалуются на излишнюю жесткость социальной системы. Так что же, существует противостояние между “Социальной Европой” и “Европой корпоративной”?

Сэльер: Мы очень гордимся европейской социальной моделью, суть которой можно выразить так: когда экономика растет, часть этого роста отражается на организации социальной защиты. Хороший пример – скандинавские страны. У них то, что называется системой гибкой социальной защиты. Выражение тяжеловесное, но речь идет о следующем: государство защищает не безработного, а работника, делает все, чтобы человек, пройдя подготовку, как можно быстрее нашел работу лучшего качества.

“ЕвроНьюс”: Чтобы добиться этого, не пора ли европейским странам пожертвовать бюджетной дисциплиной во имя приумножения экономического роста и занятости?

Сэльер: Корпорации имеют однозначное мнение в этом вопросе: увеличивая дефицит бюджета, нельзя решить никаких проблем. И мы, компании, выступаем категорически против смягчения европейского Пакта о стабильности. Мы против легких путей, потому что потом мы столкнемся с необходимостью принимать меры, чтобы улучшить ситуацию.

“ЕвроНьюс”: Господин Сэльер, вы возглавляли MEDEF (французскую федерацию предпринимателей), которая сегодня переживает беспрецедентную дикредитацию. Может ли союз работодателей платить профосоюзам за социальную стабильность?

Сэльер: Безусловно, нет. Раскрытие того факта, что одна из федераций, входящих MEDEF, была уличена в абсолютно архаическом и, разумеется, уголовно наказуемом поведении, повергло союз французских работодателей и общественное мнение страны в шоковое состояние. Однако реакция MEDEF, равно как и затронутой этим скандалом федерации металлургов UIMM, была быстрой и правильной. Это говорит о том, что система прозрачна и современна. Говорят, что это – дело прошлое. По моему мнению, эта проблема разрешается с помощью ряда превосходных инициатив. И мне, одному из создателей MEDEF, приятно видеть, что организация реагирует на такие вещи именно так, как нужно. Значит, она преодлолеет этот тяжелый кризис.