Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Интервью Амоса Оза


Мир

Интервью Амоса Оза

- Если бы мне дали одно слово для описания моего литературного творчества, то я бы ответил: семьи. Если бы дали одно слово, то я бы ответил: несчастливые семьи. Если бы дали три слова, я бы сказал: прочтите мои книги!

Амос Оз (настоящая фамилия писателя Клаузнер) видный израильский прозаик. Он родился в 1939 году в Иерусалиме. С 14 до 49 лет жил в rибуце. Со времени “6-дневной войны” 1967 года Оз опубликовал множество статей и эссе об арабо-израильском конфликте. Он 5; один из ведущих членов движения ╚Шалом ахшав╩ (╚Мир 5; сейчас╩). В 1997 году президент Франции Жак Ширак наградил его орденом Почетного легиона. С 1991 года действительный член Академии языка иврит. Лауреат премии имени Бялика.

“ЕвроНьюс”: Что такое Израиль сегодня?

Амос Оз: Это сложная история. Израиль – воплощенная мечта. Мечта, ставшая реальностью. И поэтому вызывающая разочарование. Мечта остается светлой и розовой, пока она не воплощена. Реализованная мечта всегда несколько разочаровывает.

“ЕвроНьюс”: Вы говорите, что для СМИ Израиль плохой вестерн. Почему СМИ дают такой образ Израиля?

Амос Оз: Журналисты часто представляют конфликт между Израилем и палестинцами в черно-белом изображении. Или Израиль белый, а палестинцы черные, или иногда Израиль черный, а палестинцы белые. Это не черно-белая картинка. это трагичное столкновение, в котором правы обе стороны. Палестинцы живут в Палестине потому, что им больше негде жить. Израильтяне живут в Израиле потому что у них нет другой земли. Нужно разделить страну, как дом на две квартиры. Другого выхода нет.

“ЕвроНьюс”: Недавно в израильском обществе возник спор о лишении гражданства израильтян-неонацистов, выходцев из России. Не пора ли Израилю разобраться, что происходит внутри него?

Амос Оз: Меня не слишком беспокоит тот факт, что полдюжини молодых израильян малюет свастики на стенах. Это обычное явление в каждом обществе и не нужно поднимать большой шум из-за этого.

“ЕвроНьюс”: До последнего времени отказ от службы в армии считался в Израиле позором. Сейчас это воспринимают как оправдвнную позицию. Почему?

Амос Оз: Это признак нормализации общества, того, что израиль существует уже пятьдесят девять лет. Достаточно долго, чтобы некоторые не захотели быть солдатами.

“ЕвроНьюс”: Может они просто по-человечески не хотели иметь ничено общего с этим политическим курсом и войной в Ливане?

Амос Оз: Можно и с позиций человеческой природы объяснять. Везде, в любой стране есть люди, которые не хотят становиться солдатами. Израиль был иным из-за угрозы существованию. Все понимали, что была угроза уничтожения. Думаю, угроза существованию все еще присутствует, но меня не удивляет то, что некоторые молодые израильтяне просто не хотят быть солдатами.

“ЕвроНьюс”: В недавнем официальном заявлении Израиля говориться, что страна граничит с враждебным образованием – сектором Газа, который контролирует Хамас. Действительно ситуация изменилась, или это просто словесная война?

Амос Оз: Я считаю, что Хамас в первую очередь опасность для самих палестинцев. Это фундаменталистский режим, очень схожий с Талибаном в Афганистане, режим подавляющий палестинцев в Газе. Так что в первую очередь это ужасная опасность для самих палестинцев.

“ЕвроНьюс”: На севере вы граничите с Сиорией. Можно ли надеяться на реалистиченое урегулирование отношений с этой страной?

Амос Оз: Я считаю Сирию весьма прагматичной страной. Я думаю, что Израиль и сирия рано или позно договорятся на реалистичной основе. Потому что в Сирии светский и празматичный режим. Мне не нравится этот режим. Я не считаю этот режим хорошим, но это не фанатичный режим.

“ЕвроНьюс”: Если бы президент Ирана Ахмадинежад оказался тут, перед вами, что бы вы ему сказалии?

Амос Оз: Пошел вон! Этот человек говорит, как нацист. Он угрожает Израилю как нацият. Я не потреплю зла в своем доме.

“ЕвроНьюс”: Израиль – страна, всегда готовая к войне. А готов ли Израиль к миру?

Амос Оз: Я думаю, Израиль жаждет мира. Большинство израильтян устало от войны и выдохлось. То же самое касается и палестинцев. Позвольте мне сказать одну вещь: иногда усталость лучший выход из кризиса. Не только между странами и общинами, но и внутри семьи.

“ЕвроНьюс”: Вы говорите о том, что Европа должна избавиться от менторского тона наставлений. Но в то же время Европа один из главных торговых партеров Израиля. Вэ это тоже назовете трудностями семейных отношений?

Амос Оз: Отношение между евреями и Европой всегда будут сложными. Не забудем, что евреи были на протяжении многих столетий жертвами Европы. Не забудем, что создание государства Израиль отчасти связано жертвами евреев в Европе. Но и арабы тоже были жертвами Европы, не забудем и об этом. Конфликт между евреями и арабами это конфликт между двумя в прошлом жертвами Европы, что обязывает Европу помогать обеим сторонам. Не надо наставлять, не надо грозить пальчиком, надо искренне помочь обеим сторонам. Я считаю, что у Европы есть склонность к одним и тем же действиям в отношении к международным конфликтам. По традиции сначала выражается гневный протест против плохих парней, затем собираются подписи под декларацией в защиту хороших, а затем Европа ложится спать, очень гордая собой.

На вопрос о творческих планах писатель не отвечает. Это пока тайна. Амос Оз не понимает родителей, которые заранее узнают пол будущего ребенка. Самая большая тайна должна оставаться тайной, пока она не явится на свет. То же самое новая книга.

“ЕвроНьюс”: Когда вы были маленьким, вы хотели стать книгой, не писателем, а книгой. Какой?:

Амос Оз: Это сложный вопрос. Это все равно, что спросить меня, кого из своих детей я люблю больше. Но я был бы рад стать сборником рассказов Чехова. Это мой кумир и во многом мой учитель в писательстве.

“ЕвроНьюс”: Когда-то вы изменили свою настоящую фамилию на Оз. Правда ли то, что если бы вы снова встали перед выбором новой фамилии, она была бы совершенно иной?

Амос Оз: Возможно, она была бы иной. Когда мне было 14, я восстал против ценностей своего отца. Я решил стать тем, кем мой отец не был и стать ни в чем не похожим на отца. Он был интеллектуалом, я решил стать крестьянином. Он был преподавателем, я решил стать трактористом. Он был низеньким, я решил стать очень высоким. Этого не произошло, но я очень старался. И я взял другую фамилию “Оз”, что на иврите означает “силу” и “смелость” одновременно. Мне так этого не хватало, когда в 14 лет я восстал против отца. Теперь я больше уверен в своих силах и мне не нужно так себя называть.