Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Пэт МакКвэйд: "Мы не будем толерантны к допингу"


Мир

Пэт МакКвэйд: "Мы не будем толерантны к допингу"

Никогда раньше велогонки не знали такой скандальной многодневки, как только что завершившийся “Тур-де-Франс”. Допинговые скандалы сотрясали “Большую петлю” едва ли не каждый день, ее оплакивали и хоронили в крупнейших европейских СМИ. Эксперты считают, что велогонки, один из самых популярных видов спорта, находится на краю гибели. Пэт МакКвейд – президент Международного велосоюза. Спасение велоспорта – это уже его компетенция.

- Последняя новость с Тура – на использовании Э Пи О попался Ибан Майо, еще одна звезда велоспорта. Как вы это прокомментируете?

- Мои чувства можно описать одной фразой – смесь шока и ужаса. Но в то же время эта новость показывает нам, что система контроля работает исправно, выявляет обманщиков и избавляет спорт от их присутствия.

- Кажется невероятным, что такой опытный гонщик как Майо мог попасться на Э Пи О, допинге, который сейчас выявляется крайне просто.

- Это действительно кажется странным. Что ж, видимо эти парни настолько глупы. А может быть настолько хотят выиграть “Тур-де-Франс”, что готовы на любые риски. “Тур-де-Франс” – это вершина велоспорта, выиграть его хочет каждый гонщик. Особенно, если тебе уже немало лет, и ты чувствуешь, что это твой последний шанс.

- Согласно вашему заключению, Микаэль Расмуссен был чист и был допущен к участию в “Тур-де-Франс”. Что именно вызвало решение о его снятии с гонки, гонки, которую он должен был выигрывать?

- Ответ крайне прост – так решила его команда. Команда уличила Расмуссена во лжи. Ведь он заявил, что готовился к Туру в Мексике, а между тем был замечен в Доломитовых Альпах в Италии. Расмуссен ввел в заблуждение и свою команду, и Ю Си Ай, то есть занимался обманом. Простить это его команда не могла, веры в Расмуссена у них уже не было. Вот почему датский гонщик и был снят с Тура.

- Несколько дней назад, на глазах у миллионов телезрителей, организаторы “Тур-де-Франс” назвали вашу организацию некомпетентной и потребовали вашей отставки. Что мы можете ответить на эту публичную критику?

- Я ее не принимаю. Ни в отношении себя, ни в отношении организации, которую возглавляю. И я не могу понять причин такого заявления. Я знаю, что руководство Тура в последнее время находилось под большим давлением, и все те скандалы возможно повлияли на их оценку происходящего. Как можно обвинять Ю Си Ай в некомпетентности. Ведь это Ю Си Ай ввел в действие систему антидопингового контроля, которая успешно выявляет обманщиков. Им просто нужен козел отпущения. Они забывают о роли Ю Си Ай в развитии велоспорта. Они думают, что Ю Си Ай угрожает их положению? Они ошибаются.

- Руководство “Тур-де-Франс”, а также президент Международного антидопингового агентства Дик Паунд назвали ваш подход к допинг-контролю неадекватным. Контроль проходят только победитель этапа, лидер общего зачета и лишь несколько случайно выбранных гонщиков из всего пелотона. Как вы ответите на эту критику?

- Раньше Дик Паунд критиковал нас за то, что мы проводим недостаточно внесоревновательных тестов. Его точка зрения такова, что использование допинга легче всего выявить в подготовительный период. Так вот, в этом году мы уделили внесоревновательным тестам особое внимание. За шесть недель, предшествующих “Тур-де-Франс”, мы сделали 180 таких допинг-проб, больше, чем за весь предшествующий год. Что же касается самой гонки, то мы обязательно проверяем победителя этапа, лидера общего зачета и несколько случайно выбранных гонщиков. Кроме того, каждое утро мы берем кровь гонщиков сразу у нескольких команд для экспресс-анализа. И если в крови есть какие-то аномалии, то гонщик обязательно подвергается полноценной проверке после завершения этапа.

- Возможно, что-то похожее было в случае с Майо? Его первый тест дал толчок к более детальному анализу его допинг-пробы?

- Это могло быть так.

- Организация следующего Тура пройдет с вашим участием?

- Надеюсь, что да. Я знаю, что в ходе последнего Тура было сделано много заявлений, направленных на то, чтобы бросить тень на Ю Си Ай. Эти заявления были сделаны в очень сложный период. И я думаю, что в ближайшие несколько недель мы поймем, что должны работать сообща на благо нашего общего спорта.

- Нет ли у вас ощущения, что велогонки являются главным полем битвы за чистоту всего спорта?

- Такая мысль может возникнуть. Ведь это мы находимся в авангарде борьбы с допингом, ведь это наши усилия тиражируются во всех средствах массовой информации. В ходе “Тур-де-Франс” было всего несколько положительных допинг-проб, однако когда об этом сообщили более тысячи СМИ, были нарушены все пропорции

- Иными словами, вы ведете велоспорт из темного прошлого в светлое будущее?

- Я соглашусь с такой формулировкой. Два года назад, будучи избран президентом Ю Си Ай, я заявил, что в велоспорте возникла целая культура допинга.

- ОК, Пэт, представим ситуацию: я – начинающий гонщик и я постоянно проигрываю. Я хочу улучшить свои результаты и готов принимать допинг. К кому гонщики обращаются
в описанной ситуации?

- На высоком профессиональном уровне существуют люди вроде доктора Фуэнтеса, клиентскую базу которого составляли 60-70 спортсменов, не только велогонщиков. За полный курс кровяной трансфузии он брал с каждого клиента 30-40 тысяч евро. За эти деньги он брал у спортсмена кровь, проводил с ней определенные манипуляции и возвращал ее обратно в организм гонщика. Мы видим, что допинг в спорте мало чем отличиается от допинга в нашем обществе. В обычном обществе мафиозные группировки сажают людей на наркотики, в велогонках они сажают спортсменов на допинг.

- Это был сложный год для “Тур-де-Франс”. Есть ли у вас надежда, что велоспорт, как птица Феникс, возродится из пепла?

- У “Тур-де-Франс” были непростые времена и в прошлом, однако они всегда заканчивались. Ведь это культовая гонка. Велоспорт без сомнения станет лучше, тому есть множество факторов. Мы видим, что лицо велоспорта меняется на наших глазах. И мы должны помогать ему меняться.
За последний год по велоспорту действительно был нанесен сильный удар, были скандалы, были разоблачения. Надеюсь, это останется в прошлом. Ведь сейчас гонщики должны наконец понять, что мы не будем закрывать глаза на нарушения, не будем толерантны к использованию допинга.

- То есть родителям юного начинающего велогонщика больше не нужно беспокоиться о том, что их ребенок будет замешан в темных делишках?

- Нет. В ближайшие два года допинг полностью уйдет из велогонок. Лично я в это твердо верю. Это красивый и замечательный вид спорта, занятие которым доставляет удовольствие. А если еще придут успехи и победы на профессиональном уровне – тем лучше!