Срочная новость

Срочная новость

Интервью Мони Овадиа

Сейчас воспроизводится:

Интервью Мони Овадиа

Размер текста Aa Aa

Мони Овадиа – актер, писатель и певец, один из признанных итальянских интеллектуалов отвечает на вопросы “ЕвроНьюс” в связи с 50-летием Римского договора, заложившего основы современного Европейского союза. Мона Овадиа родился в Болгарии в еврейской семье, большую часть жизни провел в Италии. Сейчас он работает художественным директором “Миттелфеста”, театрального фестиваля Центральной и Восточной Европы. Что думает интеллигент и нонконформист о Европе без границ?

Мони Овадиа: А есть ли она, эта Европа? Это большой вопрос. О какой единой Европе можно говорить, если к нас нет единой европейской общности? Если говорить о приметах нового, то в первую очередь нужно упомянуть о программе “Эразмус” по студенческим обменам. Замечательно, что молодые люди странствуют по Европе в рамках учебного процесса. С юношеской энергией, с энтузиазмом они строят новую общность, новую европейскую семью народов. Это дивное начинание!

“ЕвроНьюс”: Может быть проблема в том, что Римский договор предусматривал создание единой Европы в первую очередь, как экономического союза, что выражалось и в названии “Общий рынок”. Экономика затмила другие моменты единства.

Мони Овадиа: В финансовом измерении экономика и торговля – ось, вокруг которой вращается Европа. Конечно, экономика важна. Я не столь идеалистичен и наивен, чтобы говорить, что только общечеловеческие ценности важны Европе. Но проблемой является и то, что когда обращаются к этим ценностям, то говорят об идеалах, о правах человека, а этим не исчерпывается наше наследие. Есть еще и культура. И пока нет общеевропейской культуры, нельзя говорить о единой Европе. Правда, европейская интеллигенция уже существует.

“ЕвроНьюс”: Мони Овадия считает, что европейские структуры и политики страшно далеки от граждан. Слишком много бюрократии, слишком много вопросов без ответов. У Овадиа есть собственный план сблизить Брюссель с людьми, а людей с Брюсселем.

Мони Овадиа: Я хотел бы увидеть трибуны стадиона на футбольном матче, но чтобы молодые люди сидели с лицами, раскрашенными в цвета европейского флага, а не своих любимых команд. Он прекрасен наш флаг, золотые звезды на голубом фоне. И я хотел бы, чтобы перед матчем исполняли гимн Европы, прекрасный шедевр Бетховена. И чтобы над стадионом висел огромный плакат: “Все люди братья”. Это неплохой девиз, трудно придумать лучший.

Очень рад оказаться на “ЕвроНьюс”, люблю ваш канал, примите комплименты. Мы всегда ругаем телевидение, а тут есть возможность похвалить. Хотел бы, чтобы “ЕвроНьюс” в Европе приняли за образец, чтобы так работали информационные каналы Италии. А для всей Европы был бы “ЕвроНьюс”.

“ЕвроНьюс”: Да, славно, приехал в Милан, чтобы поговорить о 50-летии Римского договора, вспомнить прошлое, а говорим больше о мечтах, о будущем.

Мони Овадиа: Ну да, о будущем… Потому что мы хотим стать многообразной Европой. Про себя скажу: я очень итальянец, очень миланец, очень еврей, очень славянин и очень европеец и еще гражданин Вселенной. Такого не бывает? Прошлое восстало против прошлого? Как говорят в Индии, если не знаешь, куда повернуть, обернись назад, чтобы понять, откуда пришел. Все это имеет смысл только тогда, когда мы строим будущее. Я согласен с тем, как эту проблему видел Бергсон – в виде лука. Лук – это сегодняшние учреждения, будущее – это стрела, тетива – прошлое. Когда вы накладываете стрелу на лук, вы оттягиваете тетиву назад и она дает мощный импульс стреле, летящей в будущее. Но оборачиваться назад нужно только тогда, когда вы стремитесь в будущее.

“ЕвроНьюс”: Ты серьезно веришь, что Римский договор может помочь создать гражданина Европы?

Мони Овадиа: Так было вначале. И эта начальная попытка достойна глубокого уважения. Да, мы вышли из череды войн, на которых французы, немцы и англичане истребляли друг-друга. Но я должен сказать, что главной раной Европы остается антисемитизм. Потому что еврей предначертал европейца. Он говорил на многих языках, у него были родственники по всей Европе. Еврей чувствовал себя дома в каждом уголке Европы.
Это был гражданин, предначертавший европейца. Если отправиться в великолепный музей еврейства в Берлине, дивный музей, чудо, созданное архитектором Либескиндом, этот шрам на сердце Берлина, и подняться на второй этаж, то вы увидите, что германскую культуру создавали евреи. Поэтому можно сказать, что нацисты терзали тело Германии, вырывая куски из ее сердца.

“ЕвроНьюс”: Безумно интересно говорить сегодня о месте евреев, еврейской культуры в формировании европейского самосознания. Но давайте обратимся сейчас к проблемам мира ислама. О нем много говорят, но в контексте конфликта.

Мони Овадиа: Ислам лежит в основании европейской культуры. Невозможно представить себе европейское многообразие без вклада мусульман. Даже в религиозном плане. Возможно, мало кто из христиан знает, что самые нежные и возвышенные строки о Деве Марии содержит Коран в 22 суре. Кто знает об этом? Кто знает о том, что исламская традиция утверждает, что Страшный суд над мусульманами и другими верующими будет вершить Иисус?

“ЕвроНьюс”: Мони Овадиа, европеец, итальянец, славянин и еврей, открытый всему миру. Идеалист и мечтатель, верящий, что все люди братья, человек, принявший, как символ веры гимн единой Европы.