Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Интервью кандидата в президенты Франции Франсуа Байру


Мир

Интервью кандидата в президенты Франции Франсуа Байру

Франсуа Байру – сын простого фермера, экс-министр образования, лидер центристского “Союза за французскую демократию”, а ныне кандидат в президенты Франции. Его рейтинговая кривая планомерно поднимается вверх. Опросы свидетельствуют о том, что если бы Байру прошел во второй тур президентских выбров, то смог бы обогнать главных фаворитов – Руаяль с отрывом в 8% голосов, а Саркози с отрывом в 4%. Идея Байру создать правительство национального единства представляется французам самым оптимальным вариантом.

Господин Байру дал эксклюзивное интервью корреспонденту телеканала “ЕвроНьюс”.

ЕВРОНЬЮС:
Господин Байру, добро пожаловать на телеканал “ЕвроНьюс”. Как, на Ваш взгляд, Европейский союз мог бы выйти из нынешней кризисной ситуации, сложившейся после того, как французы и голландцы на референдумах проголосовали против единой европейской Конституции?

БАЙРУ:
Да, сегодняшняя ситуация выглядит именно так – две страны заявили “Нет”, восемнадцать сказали “Да”. От других стран, например, Великобритании, сейчас не требуется выразить свое мнение по этому вопросу. Я лично не вижу здесь никаких сложностей, все просто. Я рассмотрел ситуацию во Франции. Французы заявили “Нет” потому, что текст документа был неудобочитаемым, трудно воспринимаемым, слишком перегруженным и потому непонятным. Это был текст написанный на юридическом, не подходящим для простых граждан языке. На мой взгдял, текст должен быть коротким, читаемым и понятным для всех, с сохранением всех важнейших моментов, принципов и идей. Ведь документ этот призван дать власть гражданам Европейского союза, людям, проживающим в нем.

ЕВРОНЬЮС:
Вы говорите о том, что конституционный договор должен быть лаконичным и коротким, но ведь сложность проистекает также и от необходимости найти компромисс?

БАЙРУ:
Благодаря интернету общество вступило в период открытой информации, когда граждане вправе требовать ясности, чтобы все было понятно. Раньше подобные документы рассматривались ограниченным кругом посвященных, дипломатами и технократами. А у этих людей свои правила и манеры обсуждения, свой особый язык и традиции. Сегодня рядовые граждане хотят иметь четкое представление о своей судьбе, знать конкретно о чем идет речь. И им нужен нормальный, понятный язык и ясная манера выражения. Граждане хотят не только обладать властью, но и быть полностью информированы. Этот процесс необратим и лично я его поддерживаю.

ЕВРОНЬЮС:
А не кажется ли Вам, что слово “лаконичный” рифмуется с мини-договором?

БАЙРУ:
Да, нет! Я ненавижу выражение “мини”. Оно никак не подходит для Европы. Она не создана для того, чтобы быть “мини”. Европа призвана быть чем-то очень значимым, важным и большим. Она должна оказывать свое влияние на будущее всего мира.

ЕВРОНЬЮС:
А не кажется ли Вам, что для такой Европы потребуется очень крупный бюджет?

БАЙРУ:
Думаю, что однажды и этот вопрос будет разрешен. Пока же он не должен быть предметом обсуждения. Прежде необходимо дать всем гражданам гарантии того, что договор, основной закон, Конституция, называйте это как угодно, гарантирует им то, что ни одно решение не будет принято без их участия и одобрения. Люди должны быть уверены, что им ничто не будет навязано, что они смогут выражать свою волю и участвовать в принятии решений.

ЕВРОНЬЮС:
В Брюсселе часто можно услышать, как, впрочем, и в Париже, что Франция потеряла свое влияние и власть в европейских институтах. На Ваш взгляд, страдает ли Франция от этого, и страдает ли Европа от того, что Франция замедлила свой бег?

БАЙРУ:
Думаю, что Франция своей роли не выполнила. Не хочу вдаваться в полемику, но скажу, что Франция в последние десятилетия данную ей роль не выполняла. Она была отдалена. Может быть, потому, что не думала обо всем этом в достаточной степени.

ЕВРОНЬЮС:
Господин Байру, Вы полагаете, что станете новым президентом Франции?

БАЙРУ:
Да, я так думаю.