Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Интервью Романо Проди


Мир

Интервью Романо Проди

В пятницу нижняя палата итальянского парламента вынесла вотум доверия кабинету Романо Проди. В среду правительству Проди удалось добиться того же в верхней палате – Сенате. Там победа была отнюдь не гарантирована, так как в силу несовершенства избирательного законодательства левоцентристская коалиция, победив на выборах в прошлом апреле, получила в верхней палате крайне ничтожный перевес.
Именно это обстоятельство и привело к кризису. Глава итальянского правительства согласился прокоменнтировать ситуацию в эксклюзивном интервью “Евроньюс”.

РОМАНО ПРОДИ: Этот кризис был благотворным, он вновь сплотил нашу коалицию. И не нужно забывать, что на самом деле мы никогда не проигрывали. Вотум доверия подтвердил, что мы располагаем теми же голосами, которые у нас были и в первый день, и это дает нам значительную возможность привлечь их еще больше.

ЕВРОНЬЮС: Существуют несколько проблем, которые будут обсуждаться на следующей неделе или в течение ближайших недель, которые вновь могут поставить под угрозу эту коалицию…

РОМАНО ПРОДИ: Понятно, что вы говорите о миссии в Афганистане. Но мы, в любом случае, располагаем 300 голосами “За” из 350. Проблемы не существует.

ЕВРОНЬЮС: Все в Италии согласны с необходимостью реформировать избирательную систему: но с чего брать пример? Мажоритарная система в два тура как во Франции? Несколько видоизмененная испанская пропорциональная система, или немецкая, которая благоприятствует большинству, но не забывает и небольшие партии?

РОМАНО ПРОДИ: Я думаю о системе, при которой граждане могли бы выразить свою волю, и которая гарантировала бы стабильность. Сегодня это невозможно, поскольку нет согласия. Так что я добиваюсь широкого согласия, потому что избирательная система может быть изменена только при общем консенсусе. Я весьма гибок, но я не собираюсь отказываться от ясной цели: чтобы гражданин мог выразить свою волю, чтобы страной можно было управлять, и, в соответствии с моими политическими взглядами, должны быть два полюса, гарантирующие возможность сменяемости власти.

ЕВРОНЬЮС: Считаете ли вы справедливым, что партии не обладающие большим количеством голосов, тем не менее, располагают возможностью блокировать работу правительства?

Романо Проди: Это неправильно, но такова итальянская действительность. Конституция и избирательное законодательство ставили своей целью не стабильность, а гарантию максимального плюрализма после фашизма. Так и осталось. Также неправильно, что существуют две идентичные палаты парламента, которые должны утверждать одни и те же законопроекты. И если есть минимальные разногласия, законы переходят из одной палаты в другую…. Но это наследие нашей истории, и это причина по которой я хочу изменить закон о выборах.

ЕВРОНЬЮС: Важнее принимать участие в таких миссиях, как Италия это делает в Афганистанне и Ливане, как это было в Ираке, в качестве военной силы, но скорее с гуманитарными задачами, или важнее быть готовым к прямым столкновениям, как это происходит с американцами и британцами?

РОМАНО ПРОДИ: Я считаю важным участвовать в миссиях, решение о которых принимает ООН, я считаю важным соблюдать обязательства перед союзниками. Но миротворческие миссии подобные той, что мы организовали в Ливане, играют фундаментальную роль в аспекте принуждения к миру. И поскольку речь идет о зонах конфликтов, очевидно, что наши солдаты вооружены и при необходимости должны применять оружие.

ЕВРОНЬЮС: Кстати о союзниках: Италия до сих пор официально не потребовала экстрадиции 26 агентов ЦРУ, обвиняемых в участии в похищении бывшего египетского имама Абу Омара. Как вы собираетесь разрешить этот дипломатически-юридический спор?

РОМАНО ПРОДИ: В данном случае решение еще не принято, поскольку мы запросили у Конституционного Суда разъяснений по некоторым юридическим аспектам. В тоже время я считаю довольно странным, что еще до того как Италия приняла какое либо решение, американская сторона уже объявила, что не пойдет на экстрадицию кого бы то ни было.

ЕВРОНЬЮС: Одной из больших новинок Вашей программы стали так называемые “Дико” – форма юридической легитимизации гомосексуальных пар, или гетеросексуальных. Некоторые говорят, что этим проектом пожертвовали. За рубежом пишут, и часто думают о влиянии Ватикана. Действительно ли Ватикан так сильно влияет на итальянскую политику?

РОМАНО ПРОДИ: Что касается “Дико”, речь прежде всего идет о проекте, который долго изучался, чтобы не разрушить традиционные семейные ценности. Речь идет о проекте, в котором признаются некоторые права, но он не выходит за рамки итальянских традиций. Правительство от него не отказалось, оно разработало свой проект, в тоже время на рассмотрении в парламенте находятся еще девять проектов, всего десять, и Парламенту предстоит сделать выбор, с каким проектом работать в дальнейшем. С этой точки зрения задача правительства выполнена.

ЕВРОНЬЮС: А по поводу влияния Ватикана, это всего лишь клише?

РОМАНО ПРОДИ: Безусловно существует давняя традиция очень тесных отношений государства и церкви в Италии, поскольку существуют очень тесные отношения с точки зрения географии, но это не затрагивает светский характер итальянского государства, признанный Конкордато – договором Италии и Ватикана.

ЕВРОНЬЮС: Появилась новая форма патриотизма, некоторые называют это промышленным патриотизмом. Например, когда итальянская Enel хочет купить акции Suez, Париж блокирует сделку. Когда немецкий E.On хочет приобрести часть испанской Endesa, Мадрид делает тоже самое. До какой степени государство может влиять на экономический выбор наполовину частных компаний?

РОМАНО ПРОДИ: Вы говорите о новом патриотизме, но он не нов. Это история Европы. Я начинал изучение экономики с ее анализа, и думаю я первый употребил термин “национальный чемпион”. В других областях усилия такого рода обречены на провал. Мы пока находимся в переходной стадии, когда некоторые транснациональные слияния вызывают сопротивление, другие нет. Я надеюсь и прилагаю усилия, чтобы уменьшить препятствия со стороны общества на пути формирования настоящего европейского рынка. И чтобы добиться этого необходимо больше усилий со стороны общеевропейских организаций. Потому что существует парадокс: с одной стороны нет воли к общеевропейской политике, а затем начинается возмущение, когда каждая страна сталкивается с подобными проблемами.

ЕВРОНЬЮС: В связи с кризисом, переживаемым Airbus: можно сказать, что Airbus пример экономического сотрудничества, но речь идет и о политическом сотрудничестве…

10.08 РОМАНО ПРОДИ: Airbus родился как политический проект,чтобы стать все более и более промышленным. То что происходит сейчас – означает переход от политической стратегии к стратегии промышленной. Одним словом Airbus находится в фазе рационализации из-за необходимости конкурировать с Boeing. Поэтому он вынужден закрывать заводы, реструктурировать их, проводить увольнения, реорганизацию, то чего ему удавалось избегать благодаря сильной политической составляющей. Теперь он будет действовать все больше как промышленное предприятие.