Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Жалкое дитя Дейтона


Мир

Жалкое дитя Дейтона

Все 10 послевоенных лет Босния и Герцеговина живет в состоянии разделенного государства. При едином языке, а в прошлом и этносе, разделение происходит по религиозному признаку. Почти половину населения составляют мусульмане-боснийцы, три пятых – православные сербы и пятую часть – католики-хорваты. По “Дейтонским соглашениям”, которые остановили войну, все 3 этнические группы обречены жить в исторических границах бывшей югославской республики Босния и Герцеговина, разделенной на 2 части: Республику Серпску и Мусульманско-Хорватскую федерацию.

По конституции эти территории не могут отделяться или сливаться с другими странами. Но Республика Сербска намерена поступить по прецеденту Косова, если край отложится от Сербии. Говорит бывший премьер-министр этой части БиГ Милорад Додик: “Положение в республике таково, что половина граждан Боснии и Герцеговины не желают иметь Республику Серпску, а другая половина не желает иметь Боснию и Герцеговину”.

Восстановлению единства и примирению мешает разное понимание будущего Боснии и Герцеговины, его окончательного политического устройства. Мусульманское большинство хочет полного единства страны. Это позволит мусульманам играть доминирующую роль в обществе. Бывший министр иностранных дел Боснии и Герцеговины, мусульманин Харис Силаджич, в своей аргументации опирается на недавнее прошлое:

“Этническое разделение Боснии стало результатом агрессии и геноцида. Это не в природе Боснии. Все проблемы Боснии привнесены извне”. Для националистически настроенных хорватов-католиков цели остаются теми же, что и в 1991 году, когда вспыхнула боснийская война. То есть, воссоединение с Хорватией. Лидер националистов Миро Йович говорит: “Борьба за государство Босния и Герцеговина – это борьба за нашу родину Хорватию!”

В 2007 году завершается срок действия международной администрации для Боснии и Герцеговины. Верховный представитель ООН и эмиссар Евросоюза сложит полномочия главы исполнительной власти в стране. Однако шесть с лишним тысяч солдат-миротворцев Евросоюза останутся. Это – важная гарантия относительной стабильности республики, которая хочет войти в ЕС.