Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

К "Хезболлах" нужны новые подходы


Мир

К "Хезболлах" нужны новые подходы

Удары Израиля по позициям “Хезболлах” в долине Бекаа в субботу продемонстрировали хрупкость перемирия, обеспеченного резолюцией Совета Безопасности ООН O; 1701. Она позволяет Израилю применять силу в случае вылазок “Хезболлах”, что по мнению самой группировки оправдывает ее отказ от разоружения.

По резолюции Совета Безопасности на юге Ливана должны разместиться 15 тыс. солдат армии Ливана и столько же миротворцев ООН. 30-тысячные силы по идее должны разделить “Хезболлах” и армию Израиля. Но “голубые каски” разоружать отряды “Хезболлах” не собираются, а армия Ливана на это не способна. Французский полковник из сил ЮНИФИЛ говорит: “Положение ЮНИФИЛ очень шаткое, опасное и неопределенное. При первом же военном инциденте угроза жизни миротворцам станет реальностью. При существующем мандате миссия невыполнима”

По плану силы миротворцев ООН на юге Ливана должны состоять из 8 батальонов мотопехоты, 3 разведбатальонов, 4 рот связи, 5 вертолетов наблюдения, 2 рот военной полиции и полевого госпиталя. Самый большой контингент укрепления сил ЮНИФИЛ ожидают из Франции и Италии. Однако дипломаты обеих стран считают, что мандат временных сил ООН на юге Ливана недостаточно ясно очерчен, чтобы можно было гарантировать безопасность выполнения миссии.

Все эксперты сходятся на том, что без разоружения сил “Хезболлах” и вытеснению их из приграничных районов миротворческая миссия обречена на провал. Но никто не хочет брать на себя задачу, с которой за 34 дня полномасштабной войны не справился Израиль.
“Вмешательство в полицейскую операцию ливанского правительства с той энергией, которая необходима и после всего того, что произошло, будет чрезвычайно опасной миссией”, – считает итальянский генерал Франко Анджиони, бывший командующий ЮНИФИЛ.

Ситуация отражает половинчатость резолюции ООН O; 1701. Она остановила войну, но не признала новую реальность, этой войной вскрытую. “Хезболлах” из террористической группировки превращается в политическую и военную силу, которая требует новых подходов.