Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Интервью премьер-министра Эстонии Андруса Антиса


Мир

Интервью премьер-министра Эстонии Андруса Антиса

Таллин – столица Эстонии, получившей за высокий экономический рост прозвище “Балтийский тигр”. Эстония – член Европейского союза с 2004 года. Правительство сформировано трехпартийной коалицией. Во главе кабинета стоит Андрус Ансип. Он представитель либеральной “Партии реформ”, которая исходит из того, что вмешательство государства в деловую и общественную жизнь страны должно быть минимальным. Премьер-министр в свое время закончил Тартусский университет по специальности химика. Изучал агрономию, прошел курс бизнес-менеджмента в Торонто, Канада. Занимался частным предпринимательством в банковской сфере. Корреспондент “Евроньюс” Ханс фон дер Бреле взял у него интервью.

“ЕвроНьюс”: “Вы хотите одними из первых в новой десятке перейти на европейскую единую валюту уже в будущем году. Не следовало бы немного погодить с этим шагом, как например решила поступить Польша?” Андрус Ансип: “Дела в Эстонии идут хорошо. Наша экономика быстро растет, на 10% в год. Наш экспорт увеличился за год на 27%. Число туристов, посетивших Эстонию выросло на 30%. А уровень безработицы, который еще 5 лет назад составлял 14% процентов, понизился до 7%. Мы счастливы стать частью Европейского союза. Эстония была достаточно привлекательна для иностранных инвестиций, но я уверен на все 100%, что с введением евро наша страна станет еще привлекательнее для прямого финансового инвестирования. Вот почему мы стараемся сделать все возможное для введения евро с 1 января 2007 года. Мы теперь полностью соответствуем Маастрихтским критериям. С единственным исключением – уровнем инфляции. У нас в Эстонии сбалансированная бюджетная политика, есть даже бюджетный профицит. Но проблема с инфляцией остается. Сейчас инфляция составляет 4% в год. Но когда экономический рост составляет 10%, нельзя ожидать, что инфляция будет, к примеру, ниже 1%. Так что мы будем стараться для того, чтобы с 1 января 2007 года евро стал нашей валютой, Но я не уверен, что нам удасться в нужному времени снизить инфляцию до уровня, который удовлетворил бы Европейскую комиссию”. “ЕвроНьюс”: “Обратимся к проблеме фундаментальных свобод Европейского союза. Эстония резко критикует ЕС за то, что некоторые из этих свобод еще не реализованы. Например свобода перемещения лиц и свобода перемещения услуг в Европе. В чем суть критики? Почему Эстония так обеспокоена этим?” Андрус Ансип: “Я знаю, что например в Великобритании и в Ирландии нет никаких ограничений на перемещение рабочей силы. Но уровнь безработицы в Великобритании ниже, чем в странах, где такие ограничения на преремещение рабочей силы есть. Много лет назад мы в Эстонии тоже боялись этого. Мы не знали, что делать с конкуренцией в условиях глобализации. Но мы открыли эстонский рынок внешнему миру и сумели справиться с проблемой глобализации конкуренции. А раз мы сумели справиться с глобализацией конкуренции в Эстонии, то я абсолютно уверен, что Европейский союз тоже справится с проблемой глобальной конкуренции”. “ЕвроНьюс”: “Обратимся к соседней России и проблемам в сфере свободы печати и в сфере неправительственных организаций в России. Как вы прокомментируете эти проблематичные процессы в России?” Андрус Ансип: “Это не слишком позитивное развитие. Мы знаем о некоторых проблемах со свободой печати. Мы не очень довольны и с положением национальных меньшинств, в частности финно-угорского меньшинства в России, мы обеспокоены положением в России”. “ЕвроНьюс”: “Россия заявляет, что российское меньшинство в Эстонии дискиминируется. Что вы ответите на эту критику?” Андрус Ансип: “Мы следуем всем международным нормам в Эстонии в отношении меньшинств”. “ЕвроНьюс”: “Совсем недавно между Россией и Украиной возникла проблема в связи с ценами на газ, природный газ. Какой урок должна из этого извлечь Европа? Нужна ли единая европейская энергетическая политика?” Андрус Ансип: “Когда отдельная страна ведет переговоры с Россией или 25 небольших рынков потребления газа ведут по-отдельности переговоры с Россией, то в переговорах только один победитель и 25 проигравших. Если 25 стран-членов вместе, исходя из единой энергетической политики ЕС будут договариваться с Россией, то тогда будет достигнут взаимовыгодный результат, который сделает счастливыми всех”.