Срочная новость

Вышинский был бы доволен

Сейчас воспроизводится:

Вышинский был бы доволен

Размер текста Aa Aa

Тайное использование европейских аэропортов для переброски пленников ЦРУ и содержание их в секретных тюрьмах на территории стран ЕС в центре внимания газет Евросоюзаа на этой неделе. Каждая из стран ЕС спрашивает: не была ли и она вовлечена в эти неприглядные дела? Госсекретарь США Кондолиза Райс прибыла в Европу для укрепления трансатлантических связей. На пресс-конференции она разъяснила американское видение борьбы с терроризмом: “Многие из этих заключенных очень опасны. Полученная от них информация может спасти жизни людей, может быть, тысячи жизней. С пленными террористами XXI века не может совладать традиционное уголовное право или военная юстиция, которые были разработаны для иных целей. Мы должны приспосабливаться к новой ситуации”.

Ответ, достойный Андрея Януарьевича Вышинского. Эта фраза – концентрированное выражение различий в американском и европейском подходах к борьбе с терроризмом. После 11 сентября Америка поняла, как она уязвима и как близка угроза терроризма. Для борьбы с ним США готовы пойти на нарушение собственных законов. Создание тайных тюрем, возможные пытки заключенных, негласное использование аэропортов для их переброски, в Евросоюзе являются противозакоными. Одна из подозреваемых стран – Румыния. Ее президент Траян Бэсеску в интервью “ЕвроНьюс” заявил: “У нас, на территории Румынии, нет подобных заведений ЦРУ и мы не приемлем никаких разговоров на эту тему”. Такую аргументацию президент Румынии повторяет на протяжении всего скандала. Румыния готовится вступить в ЕС. Другая заподозренная страна, Польша, уже член ЕС. Обе – союзницы США по антисаддамовской коалиции. Еврокомиссар юстиции Джанфранко Фини говорит: “Если подтвердиться, что страна-член ЕС или кандидат на вступление позволили или позволяли создание на своей территории подобных лагерей или тюрем, то мы будем должны назвать это нарушением законов Евросоюза”. Воевать со злом невзирая на закон на первый взгляд проще и эффективнее. Но есть грань, на которой страна, воюющая с террором, сама становится террористом.